Два русских игрока НХЛ подали в арбитраж. Разбираемся, что это такое и как работает

Ринат Валиев Николай Жердев НХЛ Хоккей

Каждое лето из НХЛ приходят новости о десятках ограниченно свободных агентов (это игроки, у которых закончился контракт, но у клуба остались права на них), которые подают в арбитраж. В этом году среди 40 таких игроков оказалось двое русских – Павел Бучневич и Ринат Валиев.

Это инструмент, который позволяет дать игроку справедливую зарплату. Игрок (а иногда – команда) подает заявку независимому судье, чтобы он определил новый контракт игрока. Арбитраж НХЛ имеет все признаки классического гражданского судопроизводства — в нем гарантируется принцип состязательности сторон, которые предоставляют различные доказательства своей правоты. Пикантность арбитражного процесса в том, что здесь участники спора по итогам «приговора», как правило, продолжают сотрудничество. Итак, что же за зверь такой — арбитраж?

Явление это для спортивных лиг редкое. В НБА и НФЛ (не говоря уже о любых европейских лигах) такого инструмента нет. Исторически он впервые появился в бейсбольной МЛБ и существует до сих пор, но в МЛБ арбитр может выбрать либо сумму, на которой настаивает игрок, либо ту, за которую выступает клуб. Арбитр в НХЛ не ограничен этими рамками.

Арбитраж в НХЛ появился после первого локаута, еще в 1995-м, но тогда сильно отличался от современного — даже с учетом того, что в США действует прецедентное право, решения арбитража в период до локаута-2005 во внимание не принимаются. В те годы этот процесс был популярнее, чем сейчас — летом 2004-го заявки в арбитраж подали 66 игроков, 47 договорились о контрактах до слушаний, а до разбирательств дошли 19, среди которых были Скотт Нидермайер и Джо Торнтон.

По сравнению с одним летом меркнет целая десятилетка заседаний: с 2008-го по 2018-й только 21 игрок подписал контракт после арбитража, а в 2013-м и 2016-м таких не было вообще — в каждом деле стороны успевали договориться до слушаний, иногда за считанные минуты до начала.

Заявления на арбитраж могут подавать только игроки в статусе ограниченно свободных агентов (ОСА) — и это уже сильно обрубает количество возможных участников, так как после 27 лет игроки приобретают статус неограниченно свободных агентов (НСА; и клуб, с которым закончился контракт, не сохраняет прав на игрока). Чтобы ОСА подал в арбитраж, ему требуется иметь четыре года профессионального опыта (АХЛ в это число тоже входит, поэтому в арбитраж смог подать Ринат Валиев, у которого в НХЛ всего 14 матчей). То есть новички не могут подавать в арбитраж, потому что первый контракт подписывают максимум на 3 года.

Право подать заявку в арбитраж имеет и клуб, но это случается крайне редко. Последним это делал «Детройт» в 2016-м, когда не удалось договориться с голкипером Петром Мразеком. Но и тот случай тоже был разрешен до суда.

Дедлайн подачи заявки на арбитраж — 5 июля, сами заседания проводятся в конце июля — начале августа. Заседания рассматривают профессиональные арбитры, которые назначаются совместно НХЛ и профсоюзом игроков. Дело рассматривает один арбитр (в МЛБ — три). Процедура распределения чем-то похожа на драфт: составляется алфавитный список, представители лиги и профсоюза бросают монетку, кто выиграл — тот выбирает арбитра первому игроку в списке, кто проиграл — второму, и так по очереди.

В ходе самого процесса обе стороны доказывают свою правоту исключительно на основе фактов и статистики. Клуб не может аргументировать свои требования по занижению зарплаты статьями в медиа или компрометирующими видео. Клуб не может давить на жалость, говоря о том, что подписание игрока выведет его за потолок зарплат. Арбитр рассматривает статистику всех видов — как обычную, так и продвинутую.

Однако лидерские качества игрока и его популярность могут выступать в качестве доказательств. Еще и из-за этого стороны стараются не доводить рассмотрение до арбитража — кому понравится, как вас принижают ради лишних сотен тысяч долларов?

Контракт, присужденный в арбитраже, может быть заключен только на 1 или 2 года — срок выбирает сторона «ответчика» (если в арбитраж подает игрок, то срок выбирает клуб). При этом клуб может не признавать контракт, который присужден судьей, но в таком случае игрок становится неограниченно свободным агентом и может подписать контракт с кем угодно. Последний такой случай произошел в 2011-м, и, кстати, один из них был очень громким.

В сезоне-2008/09 Николай Жердев стал лучшим бомбардиром «Рейнджерс» в регулярке (58 очков), но потом растворился в плей-офф. Летом генменеджер клуба Глен Сатер подписал на очень дорогой контракт Мариана Габорика (7,5 млн в год) и взял на 3 млн Алеша Коталика, который в свое время был неплох в волшебном «Баффало» середины нулевых. На Жердева оставалось мало — клуб давал 3,25 млн, но Николай уперся и пошел в арбитраж.

Арбитр присудил ему 3,9 млн, всего лишь на 650 тысяч больше, чем давал клуб, но даже такие деньги в контексте маленького потолка зарплат и подписанных ранее контрактов оказались слишком большими. «Рейнджерс» не согласились с решением арбитра и отпустили Жердева на рынок. Глен Сатер прокомментировал это так: «Учитывая усиление состава, которое мы проводим этим летом, мы решили, что у нашего клуба будут достаточно сильные крайние нападающие. Мы сочли оптимальным решением отказаться от прав на Жердева». В итоге проиграли все — Коталик не продержался в «Рейнджерс» и 50 игр, Габорик так и не вписался в планы тренера, а карьера Жердева на этом, по сути закончилась (год переждал в КХЛ, потом неудачный сезон в «Филадельфии», еще пара неплохих в КХЛ – и дальше строго вниз).

Этим летом два русских игрока подают на арбитраж. Дело Рината Валиева из «Калгари» не должно стать трудным — защитник провел весь прошлый сезон в АХЛ и не совсем понятно, на какую мощную прибавку к своей минималке он рассчитывает. Впрочем, у Рината есть возможность уехать в КХЛ еще до слушаний — в свое время так поступили Иржи Гудлер и Владимир Соботка.

Зато дело Павла Бучневича будет куда интереснее — у «Рейнджерс» мало места под потолком, надо подписывать крайне своенравного и очевидно дорого защитника Джейка Трубу, который тоже отправился в арбитраж. При этом Бучневич со всеми своими проблемами с тренером набирал 0,6 очка за игру и может спокойно требовать 3,5 млн в год (ориентируясь, например, на контракт Александра Керфута с «Торонто»). Возможно, «Рейнджерс» придется менять Павла — после решения арбитража у них есть и такая возможность, но сделать это нужно за 48 часов.

Впрочем, скорее всего, оба игрока (и почти все остальные, кто подал в арбитраж) успеют договориться. Несмотря на то, что Америка считается страной адвокатов, за последние десять лет до слушаний доходило меньше 10% дел (25 из 270). Нет причин, чтобы эта тенденция изменилась.

Фото: Gettyimages.ru/Bruce Bennett, Gregory Shamus, Chris McGrath; globallookpress.com/Joshua Sarner/Icon Sportswire

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.