Единственный сезон Смолова в Европе: один гол, запредельная тоска и 0:10

высшая лига Голландия Федор Смолов Краснодар Фейеноорд премьер-лига Россия Футбол

Он досрочно вернулся в «Динамо», а потом жалел.

Лето 2010-го. Федору Смолову, когда-то самому юному дебютанту «Динамо» в чемпионате России, уже 20 лет. Статус юной звезды окончательно затерся: за три года Федор провел в первой команде «Динамо» 36 матчей, забил всего два гола и на старте сезона-2010 завис в дубле.

За первые месяцы сезона Смолов лишь дважды вышел в премьер-лиге – оба раза безрезультатно выскакивал на 10 минут. Тухнуть в глубоком запасе и дальше было бесполезно, поэтому Смолов и «Динамо» задумались об аренде. Список вариантов оказался нестандартным: «Алания», «Анжи», брянское «Динамо» и «Фейеноорд».

Что-что, Голландия?

«О «Фейеноорде» мне еще весной сообщил Герман Ткаченко (агент Смолова – Sports.ru), но окончательного решения о том, что надо уходить, я не принимал. Потом, ближе к лету, когда я совсем не играл в «Динамо», мы с отцом и с Германом решили, что приоритетным будет именно «Фейеноорд».

Интерес «Фейеноорда», помимо Ткаченко и спортивного директора «Динамо» Константина Сарсании, простимулировали еще два человека. Это Дик Адвокат, который в 2009-м покинул Санкт-Петербург и возглавил сборную Бельгии, и Игорь Корнеев – тогда он работал в «Фейеноорде» спортивным директором. «Они мне и рассказали про Смолова, я интересовался их мнением – вспоминал технический директор «Фейеноорда» Лео Бенхаккер. – Все, с кем я говорил, дали положительные рекомендации. С кем ему в «Динамо» приходится конкурировать? С Кураньи, с Ворониным – очень опытные и авторитетные ребята. Естественно, молодому игроку в таких условиях тяжело. Ему будет легче проявить себя у нас. В Голландии ведь отлично поставлена работа с молодежью, поэтому есть резон отдавать их нам. Можно сказать, на стажировку».

Примерно такую стажировку выписали и Смолову: договорились об аренде на год, но с возможностью вернуться через шесть месяцев, если что-то пойдет не так. «Бенхаккер говорит, что в клубе нападающего рассматривают основным, так что с практикой проблем не будет, – рассказывал Сарсания. – Надеемся, что наш талантливый футболист раскроется в чемпионате Голландии и что европейский образ жизни дисциплинирует его»

Квартира в 41-этажном доме. Вопросы про гель для волос

На сборах главный тренер «Фейеноорда» Марио Беен постоянно корректировал игру Смолова подсказками. Их цитировал «Советский спорт»: «Открывайся!», «Проси мяч, не молчи!», «Не обыгрывай сразу троих!». На первых тренировках Смолов был робок: «У нас в «Динамо» тренировки проходили более спокойно, да и непривычно мне еще».

Стать решительнее Федору помогли предсезонные матчи: он забил два мяча за тайм любительскому клубу «Воршоттен-97», потом – один гол «Бенфике» (1:4) и энергичные 30 минут против «Мальорки». «Федор отлично выглядит на тренировках, – хвалил новичка Беен. – Он может не только забивать, но и отдавать передачи».

Перед началом сезона Смолов уверенно сказал клубному сайту, что намерен провести в команде весь год и задержаться в Европе после. «Для меня это большой шаг – уехать из России. Думаю, это хороший шаг, правильный».

Голландцам Федор понравился. Журналисты отмечали его улыбчивость, хорошее знание английского и множество татуировок – Смолов оказался совсем не тем закрытым русским, которого они представляли. «После нашего знакомства сразу стало ясно: он быстро освоится, проблем с адаптацией не будет», – писал Марсел Кран из роттердамской газеты Algemeen Dagblad.

Но кое-что во внешности Федора партнеров все-таки смущало. Прическа. «Мне все интересно, расспрашиваю ребят о клубе, о стране, – рассказывал он. – Их тоже много чего интересует: например, как в России устроено футбольное хозяйство, далеко ли Саратов от Москвы, откуда я родом, и даже почему я не мажу волосы гелем. Я отвечаю, что они у меня просто длинные, не нужно это».

Сперва Смолов жил в отеле под Роттердамом, но потом ему нашли квартиру в 41-этажном доме с видом на гавань Рийнхавен. Федор поселился на 10-м этаже – из панорамных окон открывался чудесный вид, выглядывал даже стадион «Фейеноорда» «Де Куйп». 

0:10 от «ПСВ». 1 гол в 11 матчах

В дебютной игре против «Утрехта» Смолов вышел в основе, хотя тренер чуть раньше заметил: «Как показывают тесты, по кондициям он пока не дотягивает до наших стандартов. Но все удостоверились, что даже в такой форме он способен на очень многое». К тому же были травмированы два других форварда команды – Йон-Даль Томассон и Секу Сиссе.

Игра вышла классной: «Фейеноорд» горел в первом тайме 0:1, но забил три после перерыва. Смолова хвалили за участие во втором голе: он ловко обыграл двоих защитников, упал после контакта, но партнер сходу пробил в угол – получился ассист. «Когда выходишь на разминку, видишь всех болельщиков, а они хлопают – это здорово, – восхищался Федор на радио «Спорт». – Любое твое положительное действие за команду приветствуется болельщиками. В подкате выбил мяч – весь стадион взорвался аплодисментами. В этом плане Голландия, конечно, отличается от России. В лучшую сторону, разумеется».

«Я доволен Смоловым. Уверен, он еще будет прибавлять», – похвалил нападающего Марио Беен.

Но тренер ошибался.

Через две игры Смолов забил единственный гол в Европе – в ворота «Витесса», который получил от его партнеров еще три. «Зимой «Динамо» имеет право вернуть меня, но я уже решил, что не хочу возвращаться в Россию, – говорил Смолов. – У меня есть намерение поиграть в Европе, и «Фейеноорд» – как раз то, что мне нужно».

После этих слов Федор не отметился полезными действиями в 9 матчах – и дважды вообще не поднялся со скамейки запасных. Хотя вряд ли пожалел об этом 24 ноября, когда ПСВ в Эйндховене устроил «Фейеноорду» настоящий ад – 10:0.

Смолов должен был появиться после перерыва, тренер даже дал ему установку, но кошмар было уже не исправить. Я думал: «О, отлично, сыграю с ПСВ. Целый тайм, есть шанс себя проявить, – рассказывал Смолов Sports.ru. – В начале матча получил травму наш капитан, потом было удаление. К перерыву наш тренер использовал две замены, и я понимал, что вряд ли выйду на поле. А когда счет был уже 0:3 или 0:4, я думал, что не очень уже и хочется. Потом еще спросил у другого парня на скамейке: «Как думаешь, сколько нам забьют?». Он сказал, что десяточку вполне могут накидать. Так и получилось».

Результат так задел Марио Беена, что он думал об отставке. «Беен зашел в раздевалку и сказал: «Если у кого-то из нас есть какие-то претензии, готов уйти в отставку». Никто тогда не сказал ни слова. Потом мы поехали домой, в Роттердам, и на нашем стадионе нас ждала огромная толпа болельщиков. Человек 5-6 из них вышли на разговор с нами: «Мы все понимаем, у нас молодая команда. Мы можем простить счет 0:3 или 0:4. Но вы просто не имеете права проигрывать 0:10».

«То, что я не забиваю, – моя проблема. Но я уверен, что смогу ее решить», – говорил Смолов программе «Футбольный клуб», когда переживал нелегкое время. «Парень техничный, – писала газета De Telegraaf. – Но часто принимает ужасные решения и теряет мяч». «Я люблю действовать нестандартно, – отвечал Смолов. – Болельщики хотят видеть спектакль. Тренер просит меня действовать проще. Буду стараться комбинировать».

Но исправиться не удалось.

Очень скучал. Тяжело привыкал к местным правилам

Роттердам потряс Смолова еще в первые дни. «Город относительно небольшой, компактный, в стиле модерн, у всех зданий разный стиль, – рассказывал Федор на радио «Спорт». – Он не вычурный… Не знаю, как сказать. Хай-тек, наверное. И я слышал, что все это проекты молодых голландских дизайнеров. Там есть одно здание в центре – из него на пятом этаже торчит половина машины, еще есть дом с кубами… Дизайн зданий прикольный, и они друг на друга не похожи. Все очень современно».

Федора особенно зацепили тишина и размеренность, он считал, что такая обстановка помогает игрокам расти, ни на что не отвлекаясь. «В Москве тяжелее стать футболистом, здесь легче превратиться в профессионала, взрослого спортсмена, – объяснял он «Футбольному клубу». – В Москве ты начинаешь играть – и сразу появляются материальные средства. И есть много разных мест, где можно повеселиться. Много соблазнов».

Но в итоге именно активной жизни и не хватило игроку в Роттердаме, где редко нарушался привычный штиль. Не спасла даже девушка Юлия, которая переехала к Смолову и помогала в быту.

Главным развлечением Федора в свободное время было чтение. За время аренды он осилил серию книг Переса-Реверте – испанского автора исторических романов и детективов.

«Его мне отец посоветовал, – рассказывал Смолов еженедельнику «Футбол». – В Роттердаме было суперскучно. Совершенно иной менталитет у людей. Я тут как-то интервью Иммобиле читал – про то, как он в Дортмунд перешел. Он говорил: «Я не ожидал, что немцы настолько холодные. Мне не с кем общаться там. Со мной никто не хочет дружить. Меня никуда не зовут. Я к этому не привыкну». То есть, казалось бы, ладно, русский – можно списать на то, что мы там old fashion и у нас своеобразный менталитет и так далее. Но здесь итальянец, европеец по своей сути, приехал и говорит о тех же самых проблемах в общении. Вот и я столкнулся с этим же. Только мне было 20 лет, а ему 24».

Смолова удивили и другие порядки в системе «Фейеноорда». Сначала поразило, что бутсы и форму нужно возить самому – в «Динамо» этим занимался отдельный персонал. На тренировках игроки «Фейеноорда» сами таскали сетку с мячами, воду и стойки – в Москве это поручали только молодым. Отдельных нервов стоила просьба обрезать гетры.

«Я всегда обрезал нижнюю часть гетр и надевал на ступни толстые хлопковые носки. В этом случае нога чувствует себя более уютно, не скользит в бутсе. У нас в команде никто гетры не обрезает, поэтому на всякий случай поинтересовался у клубных сотрудников: можно ли? В клубе моя просьба вызвала удивление: «Нет, обрезать нельзя. Как отнесется к этому наш спонсор? И вдруг потом остальные тоже начнут так делать?». Видимо, голландцы не совсем поняли, что мне нужно. Но на днях им позвонил мой агент, и, к счастью, они обо всем договорились. Играть в необрезанных гетрах мне не совсем удобно».

Все-таки очень жалел об уходе

Зимой Смолов сомневался. «Фейеноорд» предлагал ему отработать контракт до конца, но он все-таки вернулся в «Динамо». «Я мог остаться до мая, но, посоветовавшись с тренером (Миодрагом Божовичем – Sports.ru), мы решили, что лучше будет вернуться, – вспоминал Смолов. – Да я и сам, если честно, хотел вернуться. Было тяжело адаптироваться в плане быта, хотя и девушка моя приезжала – все равно по сравнению с Москвой было все очень непривычно. Да и в команде обстановка была другая. В раздевалке все было хорошо, хорошо общались с ребятами, но не более того».

Перед уходом Федора газета Algemeen Dagblad написала, что «Нидерланды так и не увидели его настоящего», а Eindhovens Dagblad выступила жестче: «Смолов и Лумб (пришел в то же трансферное окно из «Зенита» – Sports.ru) запомнились только тем, что умеют красиво говорить. Они закрыли дорогу другим молодым ребятам из России, которые в будущем могли бы поехать в голландские клубы».

Смолова защищал Гидо Вадер из пресс-службы «Фейеноорда»: «Он талантливый, но ему просто не повезло. Он попал в команду в самый неудачный период, когда из-за долгов клубу пришлось кардинально изменить вектор развития».

«Не привык сожалеть о своих поступках. Но о том, что ушел из «Фейеноорда», жалею, – признавался Смолов в передаче «Истории футбола» на телеканале «Спорт». – Ведь мог остаться там на сезон. Родители и агент настаивали на этом. Однако я хотел вернуться в «Динамо».

Уже потом Смолов рассказывал, что даже за полгода многому научился в Роттердаме. «Там я понял, что нужно рассчитывать только на себя, – делился он со Sports.ru. – Если ты будешь в порядке, то будешь выходить на поле вне зависимости от состояния конкурентов. Конечно, в «Динамо» с этим тяжеловато, потому что впереди играют Кураньи и Воронин. Но думаю, что все будет хорошо. И Силкин, и Божович говорили, что я стал серьезнее относиться к делу. До Голландии многим со стороны казалось, что у меня есть другие интересы, кроме футбола. А сейчас я полностью сконцентрирован».

После этой фразы Смолов провел еще два провальных года, выслушал тысячи шуток и вдруг воспрял в «Урале».

«Тогда в Голландии я попытался. Да, не сложилось, зато сейчас прекрасно представляю, что меня ждет, если я все же уеду», – произнес Смолов в 2017 году.

После чемпионата мира поверить в переезд все сложнее. Скорее всего, тот сезон так и останется для него единственным за границей.

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев; instagram.com/smolovfedor_10; Gettyimages.ru/Anoek De Groot/EuroFootball; psv.nl/PICS United/Bob Van Den Cruijsem; EPA/Vostock Photo/Robin Van LONKHUIJSEN; globallookpress.com/Hans van Rhoon/ZUMA Wire; РИА Новости/Александр Вильф, Павел Лисицын

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.