Хип-хоп с перерывами на реселл: как два друга из Амстердама с помощью кучи кроссовок основали собственный бренд

Nike Аякс Футбол

В насыщенном медиа-пространстве современности сложно выделиться, если ты такой, как все. Или делаешь продукт, который имеет аналоги. Бренду одежды мало производить сезонные коллекции и размещать рекламу на глянце, чтобы не терять равновесие на рынке тяжеловесов. Коллабы с соперниками, интеграция поп-культуры в свою одежды и прочная связь с родным «комьюнити» — это главные факторы, определяющие успех голландского бренда Patta.

Рассказываем историю самобытного голландского производителя и реселлера.

Родина

Амстердам нулевых. С утра местные жители отправляются на работу — непременно на велосипедах, потому что садиться в машину (или покупать её) нужно только по необходимости. Туристы шныряют по мостам между каналами от одного протоптанного места к другому, приостанавливаясь разве что для того, чтобы отведать «херринг» — традиционный бутер с селедкой и солеными огурцами. К вечеру население города разделяется на две части: одни предпочитают провести остаток дня на природе или в семейном кругу, другим по нраву развлечься в районе площади Лейдсплейн, популярной своими активностями и расслабляющими ароматами. А можно пойти в клуб — хип-хоп-рейв волна не оставит равнодушными «круглосуточных тусовщиков». В одном из таких клубов отвечал за музыку Гиллем Шмидт.

Гиллем родился в Суринаме. Южноамериканская страна долгое время была голландской колонией, поэтому теперь в Нидерландах распространены суринамские общины. Вместе с родителями Шмидт приехал в Голландию в раннем возрасте, семья поселилась на юге страны. Когда Гиллему исполнилось 18, он покинул родительское гнездо и поехал в Амстердам.

Музыка

Город свободы, город возможностей. Главным увлечением в жизни подростка была музыка: он с раннего возраста устраивал диджей-сеты для друзей и знакомых. По словам Шмидта, любовь к музыке ему привили родители. Он обожал хип-хоп, и это увлечение стало большим, чем просто хобби. Переехав в 18-лет в столицу, Гиллем стал работать в магазине пластинок Fat Beats.

«Когда мне было 2 или 3 года, мы вместе с родителями переехали в Нидерланды, в городок на юге. После совершеннолетия я отправился в Амстердам. Пробовал продолжить учиться — не прокатило. Тогда я начал работать в магазине пластинок. Уже в юности я устраивал вечеринки в своем городе. Я всегда был на музыкальной волне, хип-хоп, родители повлияли на меня в этом ключе, они тоже были людьми музыкальными», — повествует один из двух основателей Patta Гиллем Шмидт в интервью изданию Office.

Поработав в Fat Beats, Гиллем открыл новые горизонты и стал работать в звукозаписывающей компании Sony Music. В этом месте было больше свободы для раскрытия таланта, нежели чем в Fat Beats — месте, где он с новыми знакомыми наслаждался любимым делом в непринужденной музыкальной обстановке. У Sony условия были более жесткими: организации были не так важны личные амбиции сотрудников, куда более важным фактором была растущий график продаж. За время работы в японской компании Гиллем попробовал много нового — он напрямую взаимодействовал с исполнителями, работал с их творчеством и релизами как с продуктами. Неплохой рывок после диджейского пульта.

«Я отработал в звукозаписывающей компании два года. Я многому научился. Я сотрудничал со многими афроамериканскими коллективами, работал с джазовой музыкой, с Destiny’s Child [американская женская поп-группа]. После двух лет работы там я наелся. Понимаете, баланс между тем, что мне по-настоящему нравилось делать и тем, что нужно было делать исключительно ради коммерческого успеха…он нарушился. И я решил остановиться».

В фильмах часто бывает: герой выгорает на работе мечты, берет перерыв, морально и физически перезагружается, а потом возвращается на прежнее место со свежими силами. Но судьба Гиллема распорядилась иначе — вместе со своим другом по работе в Fat Beats Эдсоном Сабаджо он поехал в Нью Йорк. У Эдсона (у которого тоже суринамские корни) в тот момент был аналогичный творческий кризис. Он пять лет проработал в магазине пластинок и хотел заняться чем-то новым, На Америку у друзей был план.

Мода

Гиллему тогда было 23 года, Эдсону —32. Главная цель для парней в Нью Йорке — посещение кроссовочных магазинов. Идея была в том, чтобы привозить из-за океана редкие модели обуви в Амстердам и по возможности продавать их. Как сейчас рассказывают два друга, все было предельно просто: они посещали главные шоппинг-улицы Нью-Йорка, заходили в бутики популярных производителей (например, Nike или Supreme), и покупали те кроссовки, которые западали им в душу. Сначала хотели брать только для себя, но потом решили не ограничиваться на этом. В 2004-м не все популярные модели успевали добраться до Европы, а массовый ресейл развит не был. Поэтому деятельность двух голландских гостей имела все шансы на успех. Друзья признаются, что им сильно пригодились связи, которыми они обросли за время работы в музыкальной индустрии:

«Мы знали одного чувака из Supreme, бутик для постоянных клиентов, что-то типа того. Такие знакомства во многом помогли открытию первого магазина Patta.

Мы просто приезжали в Нью-Йорк, шли в Бронкс, на Ямайка Авеню, заходили в бутики, замечали стильные модели и говорили: ‘Знаете, мы возьмем это’. Затем мы просто привозили их обратно. Мы делали так в каждом городе, так все и началось. Без официоза мы начали поднимать шумиху, что стало очень интересным опытом», — повествует Шмидт об американских похождениях.

 «Сначала мы спрашивали у себя: “Есть ли эта модель в Амстердаме? Если пара стоит 30 долларов, продадим ли мы ее за 120? И купили бы мы ее?”», — подтверждает слова Гиллема Эдсон в интервью изданию Straatosphere.

 «Мы покупали те вещи, которые нам нравились, — говорит о приятном Гиллем Шмидт. —В Европе популярны беговые кроссовки, например New Balance 1300, Air Max или Air Max 90. Особенно в те годы они были в тренде. Если у нас получалось найти их в необычных расцветках, которые ты не достанешь больше нигде, то мы отоваривались. Многое поменялось, но беговые кроссовки все еще очень интересный тренд».

Проработав два года на Sony перед началом кроссовочных путешествий, Гиллем сумел скопить сумму, которой было достаточно для первых шагов ресейла. Позже, когда поставка заморских «айтемов» в Амстердам стала делом привычным, парни начали осуществлять продажи в обратном направлении. Они покупали в Европе редкие для Нового Света пары и продавали их в США — спрос был такой же, как и при доставке уникальных моделей в Голландию.

«Помню, как-то были кроссовки, которые продавались только в единственной сети магазинов в Париже – коричневые Air Force 1. Я никогда этого не забуду, —рассказывает Сабаджо о ранних днях бренда в интервью магазину itk. — Это был просто офигенный эксклюзив. Мы были знакомы с директором этого магазина.  В Париже я купил примерно 150 пар, упаковал их и отправил в Бруклин. Потом они отправили нам взамен 200 или 300 пар того, чего мы хотели. Вот так мы и сотрудничали. У нас было очень высокий уровень взаимного доверия.

Четыре недели спустя после организации продаж мы купили билет, приехали в Нью-Йорк, и тот парень сказал нам: “Слушайте, теперь мы вам доверяем. Знаете что, хватит покупать в торговом зале, заходите в подсобку”. В подсобке было гораздо больше классной обуви. Мы провели там несколько дней – покупали кроссовки, отправляли её, платили ему, обменивались. Его звали Мэнни. Я никогда его не забуду. Он был пакистанцем – крутым крупным парнем с тюрбаном и все такое. Он был бизнесменом. У него была целая сеть магазинов – пять или шесть на одной улице. И он сказал: “Хорошо, приходите к нам на склад”.

А потом мы связались с ребятами из Atmos. Они занимались оптовой торговлей. И они сказали: “Вы хотите вот это? Но мы не продаем по одной, две, три пары”. Они продавали по 100, 150, 200 пар и нужно было торговаться. Это было здорово. Мы ездили в Лос-Анджелес, Филадельфию и т.д. Все было прекрасно. Это было здорово. Прекрасное время».

 Однако со временем перед Шмидтом и Сабаджо встал вопрос обустройства своего бизнеса в Амстердаме. Нужно было найти местечко для склада и демонстрации купленных вещей. Стоимость аренды помещения, хоть и небольшого, неподалеку от центрального района столицы — удовольствие недешевое даже для местных жителей. Но и здесь на помощь к энтузиастам пришла магия знакомств.

 «Мы нашли место, подписали договор об аренде, а потом поняли, что у нас нет денег. Мы думали, что просто возьмем кредит в банке, понимаете? Потом мы осознали, что наш бизнес-план является бредовым, и в итоге на время приостановили открытие. На самом деле, нам очень повезло: отец одного моего друга выслушал нашу стратегию. Потом он сказал: “Хм, это немного сумасбродно, но вы, парни, говорите об этом с таким огнем в глазах. Сколько вам нужно? Я дам половину”. Вот так мы и начали.

Магазин не был расположен на главной улице, это вопрос финансов. Он находится неподалеку от основной улицы. Типа места «для знающих». Если вы шарите, то вы шарите. Сарафанное радио — отличная вещь. Многое получилось позже, но начали мы с не самого простого, понимаете?».

Культура

В 2004 году открылся первый магазин Patta. Название бренда отражает суринамские корни его основателей — в переводе с языка сранан-тонго (на нем разговаривают в Суринаме) слово означает «ботинок».

«Суринамское слово Patta переводится как «кроссовок». Мы начали как магазин кроссовок. Все началось с обуви. И это звучит классно. Другим людям это слово не напоминает об обуви, это нидерландский сленг, все используют его. Не нужно быть родом из Суринама, чтобы понять — тут все знают, что Patta означает кроссовок», — рассказывает об истоках названия бренда Шмидт.

Управление «Паттой» не было для Эдсона и Гиллема основным родом деятельности и заработка. Друзья продолжали устраивать сеты в клубах, общаться со старыми друзьями и заводить новых. Стартап привлек к их персонам много внимания из субкультурной тусовки. «Культурный замес» Амстердама помогал парням не только развиваться творчески, но и создавать новые связи. На одном из мероприятий основатели Patta познакомились с молодым художником и иллюстратором, выступающим под псевдонимом Parra. Пьер Парра работал в стиле пост-поп, любил использовать в иллюстрациях яркие цвета и нетривиальные шрифты. В фэшн-индустрии он работал относительно давно и был популярным на местной сцене. В 2005 году он заявил о себе коллаборацией с Nike: модель совместной работы Nike Air Max 1 AMS Parra Amsterdam, выпущенная в лимитированном количестве 200-300 пар, стала впоследствии целью для коллекционеров и сникерхедов. Через некоторое время Парра переедет в новую студию в здание магазинчика Patta. В это время Гиллем и Эдсон впервые стали выпускать собственную продукцию — лимитированные коллекции футболок, в том числе в тандеме с Питером.

 «Ритейлинг был для нас путем к достижению цели. Мы всегда занимались чем-то еще. Музыка была основой во многих наших начинаниях. Мы все также организовывали вечеринки. К тому времени мы стали людьми, связанными в городе с иллюстраторами, дизайнерами, художниками, музыкантами, диджеями, рэперами…Мы начали делать микстейпы, выпускать небольшие партии футболок. Мы познакомились с Питером Парра, который развивался и подавал большие надежды, начал делать коллабы с Nike. Так что мы начали делать деньги своим путем, понимаете? Самодельный стафф».

Со временем у «Патты» стал увеличиваться не только «стафф» в понимании продукции, но и «стафф» в виде новых сотрудников. Одним из них стал очередной представитель местной хип-хоп- тусовки Вирджил Чоколаад. В своем интервью изданию MixMag он объяснил, что объединяет музыку и моду:

 «Конечно же, мода и музыка связаны между собой. Все отходит к тем временам, когда телевидение было черно-белым. Артистам хочется выделяться. Ты отстаиваешь что-либо. Ведешь себя определенным образом. У тебя есть идентичность, с которой люди ассоциируют тебя.

Все это берет начало во времена хип-хопа, откуда идет и наша культура. Мы неотрывно связаны с хип-хопом. В те дни было по-настоящему важно, какую обувь ты носишь и какой на тебе прикид. Сейчас через одежду люди хотят подчеркнуть свою особенность или нечто более конкретное. Музыка влияет на моду так же, как и мода влияет на музыку. Дизайнеры вдохновляются уличными стилями артистов. Как видите, стритвер сейчас очень популярен — все потому, что музыкальная индустрия продвинула моду на другой уровень. Уличный стиль стал трендом».

Творчество

В 2006 году в жизни бренда Patta произошло знаковое событие: компания организовала первый в своей истории полноценный коллаб с популярным производителем. Им стал не нуждающийся в представлении Nike. «Патте» выпала честь поработать с моделью Air Max 1. Эдсон, Гиллем и компания творчески подошли к работе. Пара Patta x Air Max ‘Homegrown’ вышла в зелено-оранжевой расцветке. Название модели переводится как «выращенный дома» — ассоциативный ряд между этим словосочетанием и популярной в Амстердаме растительностью не дает шанса ошибиться. Рекламную кампанию к выходу кроссовок подогрело издание State: там подготовили промо-ролик, в котором, полицейские врываются в дом, как им кажется, наркобарона. Но вместо желаемых плантаций они находят новые «Эйрмаксы», освещенные лампами.

Коллабы между брендами стали неимоверно популярны во второй декаде двадцать первого века. Назовем только некоторые: совместное творчество Adidas и C.P Company, Stone Island и Nike, Канье Уэста и Gap, Porsche и Puma показывает мощь тандемов гигантов рынка.

 Обычно бренд развивает кейс коллабораций после того, как становится всемирно известным и завоевывает признание миллионов. История Patta сложилась иначе — слава на мировой арене стала приходить к амстердамской компании не до, а после громких совместных работ.

Следующим бизнес-партнером «Патты» стал японский Asics. Через год после успешной работы с «Найк», в Patta объединили усилия с японским спортивным брендом для преобразования модели Gel Lyte III. Надо сказать, что у японского производителя эта коллаборация стала второй в истории (Asics основан в 1977 году). Пара в смелой расцветке стала популярной и хорошо продавалась. Это укрепило связи Patta и Asics: за 10 лет фирмы выпустят еще 6 совместных работ.

 «Один парень из Asics работал в магазине кроссовок. Мы поговорили с ним, высказали свой интерес к модели. Все это — персональные связи.

В тот же период Питер много работал с Nike. Его офис был этажом выше, он был нашим хорошим другом. Он помог нам попасть на радары. После коллаборации с Asics самыми большими сотрудничествами были работы с Converse и Nike. Air Max 1 были очень, очень большой сделкой».

В 2009 году Patta вновь сотрудничает с Nike. В честь пятилетнего юбилея голландского бренда две компании выпускают пару Air Max 1 в пяти цветовых композициях. На язычке этой модели красовался логотип Patta. 5 лет назад Сабаджо и Шмидт не могли и подумать о таком успехе. Ценник на обувь из этой коллекции сегодня достигает отметки в 4 000 долларов.

 Стремительный успех не вскружил голову руководству самобытного бренда. Как признаются сами сотрудники, как такового руководства у «Патты» нет: все вопросы по развитию бренда решаются за круглым столом, где учитывается мнение каждого. Со своими идеями может прийти любой из небольшого штаба компании и высказать свою точку зрения по тому или иному вопросу.

«Нет такого одного человека, который олицетворяет бренд, —признается изданию i-D Гиллем. — Мы отличаемся от многих брендов, которых люди считает главными законодателями уличной моды».

 «Наша команда очень сильная. Мы им не указываем сотрудникам, как боссы: “Сделай то, сделай это”. Нет. Они приходят с идеями, мы этого хотим. По-другому мы не можем существовать. У нас нет инвесторов, никто не дает нам денег. Мы работаем и отбиваем свои собственные средства. Так мы начали в Patta, так мы и продолжаем», — говорит о политике бренда Эдсон в интервью изданию Metal.

 «Мы — небольшая компания, в которой состоит из маленькой команды, участвующей в жизни бренда. Даже у стажера может быть лучшая идея. Мы проводим встречи каждую неделю, где каждый может высказать свое мнение. Когда мы создаем коллекцию, то непременно показываем ее всем сотрудникам. Даже если нам будет сильно нравится какая-то вещь, мы можем отказаться от нее, если аргумент команды будет убеждающим. Не без споров и иногда ругани, но в конце концов мы приходим к общему знаменателю, как настоящая компания-семья. В семье выбор делается всегда во благо компании», — цитирует Шмидта Office.

В 2010 году Patta выпускает свою первую коллекцию одежды. В ней содержались только мужские предметы гардероба — стандартные позиции streetwear стиля: олимпийки, худи, футболки, спортивные сумки. Продолжаю на постоянной основе выпускать обувные коллаборации, Patta выходила на новый для себя рынок производства одежды. Теперь «Патте» нужно было не только выпускать качественную продукцию, но и соблюдать временные рамки, чтобы оставаться в тренде. Со сменой сезонов нужно было разрабатывать новые коллекции.

Новый для бренда формат открыл новые возможности для креативных умов Patta. Одежда — это как полотно для художника. И трибуна для самовыражения.

 «Мы мультикультурны. Мы взаимодействуем с людьми. Взаимодействуем со спортом, искусством, обучением. Также мы связаны со следующим поколением. Мы стараемся производить качественную продукцию для людей, которые любят стритвер и одежду. Даже если они не из Амстердама», — говорит о политике бренда Вирджил Чоколаад.

В 2016 году магазин «Патты» в Амстердаме закрылся. Временное приостановление его работы было связано с открытием первого бутика за пределами Голландии — в Лондоне. Магазин открыли популярном среди субкультур районе Сохо. Позже на постоянной основе голландский бренд откроет свое заведение в Милане, отметившись тем самым на территории страны-законодательницы моды. С развитием социальных сетей о бренде узнавали все больше и больше людей. Но даже в таком забитом графике команда «Патты» не забывала о своих корнях: Гиллем и Эдсон периодически читали лекции в голландских школах, прививая юному поколению любовь к творчеству, а в 2018 году Эдсон и Гиллем стали кураторами художественной выставки-семинара HetHem.

 «Сначала мы планировали открыть магазин в США, но потом проанализировали нашу статистику, и Гиллем сказал: «Эй, у нас отличные продажи в Англии». Мы продавали нашу продукцию в Лидсе. У нас были отличные продажи в Англии, так что я подумал: “Почему бы не открыть магазин Patta в Лондоне? Это было бы логичнее. Вот и посмотрим, сработает ли это». Для нас это был большой шаг”, — говорит Сабаджо.

Во многом успеху голландцев на Туманном Альбионе поспособствовала деятельность ритейлера The Hip: британская модная организация популяризовала изделия «Патты» в Англии. Успех в графстве Йоркшир объясняется местоположением ритейлера.

 Через два года после открытия первого неголландского магазина Patta вновь объединила усилия с Nike: на этот раз бренды выпустили капсульную коллекцию предметов одежды «с ног до головы». В коллекции присутствовали кроссовки Air Max 90 x 95, олимпийки, футболки и ветровки. Коллаборация называлась «Publicity. Publicity. Wohoooow!» — слоган отсылает к нидерландскому активисту 60-х Роберту Ясперу Гроотфельду, основателю анархистского движения «Прово». Его последователи устраивали публичные события, а также боролись с табачной индустрией.

«Путешествия. Встречи друг с другом. Так для нас начиналась история сотрудничества с Nike», — вспоминает о силе знакомств член команды голландского бренда Винсент Ван де Ваал в интервью Nike.

Вспоминая громкие коллаборации голландцев с Nike, нельзя не упомянуть работу «Патты» с Jordan Brand осенью 2020-го. Patta стала первым европейским брендом, с которым сотрудничал JB. В рекламной кампании участвовал нападающий «ПСЖ» Неймар.

После юбилейной коллаборации с Nike в 2009-м телефоны Эдсона и Гиллема стали разрываться от звонков по поводу сотрудничества. Бренды, начиная с «Диадоры» и заканчивая Stussy, хотели поработать с выстрелившим голландским феноменом. В период с начала десятилетия «Патта» произвела сотни вещей совместно с соперниками по рынку (но друзьями по мировоззрению).

В 2018-м году Эдсон Сабаджо и Гиллем Шмидт впервые встретились с руководителями легендарного бренда функциональной спортивной одежды C.P. Company. Проникнувшись  наследием и подходом к производству компании, голландцы продолжили итальянское путешествие в Болонье. Там они посетили Архивы Массимо Ости — основателя не только C.P, но и Stone Island — и пообщались с Лоренцо Ости, сыном Массимо и нынешним директором бренда. Оценив качества, менталитет и стремления друг друга, Patta и C.P. Company нацелились на коллаборацию. Капсульная коллекция итальянского и голландского брендов вышла весной 2019 года.

Высокие технологии шитья, подбора материала и его окрашивания, ставшие визитной карточкой «СиПи» (как и знаменитые линзы), слились с современными мотивами «Патты». Новая коллекция содержала в себе как футболки с графическими принтами, так и куртки, жилеты и парки под осенне-зимний сезон с брендингом двух компаний.

 «Для C.P. Company — бренда с большой и успешной историей — всегда интересно искать возможности, чтобы оставаться на одной волне с молодым поколением, — делится впечатлениями итальянскому изданию nss Пол Харви, нынешний дизайнер бренда Массимо Ости. — Одним из самых действенных и вдохновляющих способов нахождения этой связи являются коллаборации с брендами, которые разделяют наши ценности, выражая их по-особенному. Команда Patta проявила большое уважение к истории C.P.Company и подхватило наше желание освежить наследие для новых поколений».

После перехода к производству одежды общее число коллабораций Patta росло с бешенной скоростью. При этом бренд не переставал производить хиты в кроссовочной индустрии. Перечислять их сегодня сложно, да и не к чему: каждый сезон «Патта» готовит для ценителей нечто новое.

Летом 2020 года, в результате совместной работы с японской компанией Mizuno, Patta выпустила модель Sky Medal.

Через месяц голландский бренд анонсировал выход пары New Balance 920 x Patta — это первая коллаборация «Патты» с культовым американским производителем спортивной одежды и обуви.

 Футбол

 В отдельную главу истории бренда Patta стоит вынести вещи, вдохновленные футболом. Суринам — страна основателей  бренда, является родиной для сотен талантов голландского футбола. Вирджил ван Дейк, Куинси Промес, Стивен Бергвейн, Джорджиньо Вейналдум и Джастин Клюйверт родились в южноамериканской страны. И это только представители современного футбола, не говоря о героях минувших дней. Кто знает, быть может в параллельной вселенной Эдсон и Гиллем вместо диджейского пульта и пластинок были без ума от мяча и бутс.

В 2014 году Patta совместно с Nike выпустила коллекцию I am Tiempo в честь двадцатилетия знаменитой модели бутс и спортивной обуви. В коллекцию входили футболки с короткими и длинными рукавами с логотипами «Патты» и номером 94 на спине. Тогда же голландский бренд впервые использовал эмблему с черной пантерой. С тех пор эта деталь сопровождает многие футбольные коллекции Patta.

Весной 2017 года бренд объединил усилия с британским производителем Umbro и выпустил футболки с интерпретацией дизайна выездной формы «Аякса» сезонов 1989/90 и 1993/94. Осенью этого же года на почве сотрудничества «Патта» приняла участие в турнире по настольному футболу, который организовал британский бренд. Голландцы выиграли главный трофей.

А через год свет увидел новый футбольный релиз Umbro x Patta: на этот раз бренды сфокусировались на дизайне вратарской формы клуба из Амстердама. Смелые мотивы 80-х и кислотные штрихи 90-х получили современный облик в новой коллекции. Позировать в новых футболках позвали вратаря «Аякса» той эпохи Стэнли Мензо.

Помимо коллабораций Patta постепенно развивала свою линейку вдохновленных игрой с мячом вещей. Первый комплект спорт-одежды, дизайн которого был похож на скопище увеличенных штрих-кодов, вышел в осенне-летней коллекции 2017 года. Дроп того же сезона в 2019 году содержал уже более привычные для любителей футбола комбинации вертикальных и горизонтальных полос. Немного ранее выхода коллекции бренд выпустил две футболки, посвященные музыкальному фестивалю Appelsap. Изделие было украшено множеством флагов стран со всех частей света.

Мощный прорыв в футбольном креативе Patta совершила во второй половине 2020-го. В июне голландцы объединились с итальянским брендом-призраком NR, чтобы воссоздать форму «Наполи» сезона 1988/89. Логотип партенопейцев был заменен на лого с пантерой на фоне  триколора, а спонсорская надпись Mars превратилась в слово Patta. На спине, что логично, располагалась десятка — Диего любят как в Италии, так и в Голландии. В октябре производители проделали ту же самую дизайнерскую работу с красной выездной футболкой того же сезона.

Итальянские эксперименты на этом не закончились. В сентябре Patta поработала уже с формой «Интера» — новую жизнь получила футболка из 90-х. Процесс вновь проходил при участии Umbro.

Недавняя работа бренда c британским производителем — интерпретация формы 1995 года родного для «Патты»  «Аякса». Эдгару Дэвидсу футболка понравилась.

***

В 2019 году бренду исполнилось 15 лет. От небольшого магазина в закоулке центрального района Амстердама Patta вышла на мировую арену, не теряя своей идентичности. С каждой новой выпущенной вещью команда не просто увеличивает шум вокруг своего имени, но и отправляет какой-то новый посыл. Сейчас Patta находится, пожалуй, успешном отрезке своего пути: бренд делает коллаборации с гигантами модного комьюнити и ежегодно выпускает не одну собственную коллекцию.

Даже самые скромные начинания имеют свой шанс на успех. Главное — продолжать гнуть свою линию и верить в идею.

Спасибо за прочтение!

Для еще большего погружения в футбольную культуру подписывайтесь на наш телеграм-канал @johnstonesisland

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.