«Лыжи отстают»: как российские биатлонистки провалили спринт

Первая гонка этапа Кубка мира по биатлону в Рупольдинге обернулась катастрофой для женской сборной России. Лучший результат в спринте показала Екатерина Юрлова-Перхт, без единого промаха прибежавшая только 37-й, а лидер сборной Светлана Миронова, получив три штрафных круга, закончила дистанцию 77-й и не попала в пасьют.

После не самого удачного этапа Кубка мира в Оберхофе болельщикам сборной России очень хотелось и, наверное, еще хочется чуда в Рупольдинге. Но пока его не случилось.

Почему можно говорить о хороших результатах именно как о чуде? Все дело в том, что в Австрии сейчас стоит совсем не зимняя погода — 15 января, когда женщины соревновались в спринте, термометр показывал десять градусов тепла.

Именно «теплые» гонки являются главной проблемой и даже бедой сборной России из-за проблем с подготовкой лыж. В отличие от конкурентов, ведущих биатлонных держав мира, наша команда до сих пор не имеет штайншлифт-машины, на которой сервис-бригада разрабатывает специальные структуры для нанесения на лыжи.

Все производители лыжного инвентаря имеют собственные наборы базовых структур под разные виды погоды, передаваемые ими командам, с которыми сотрудничают. Но базовые варианты — это всего лишь базовые варианты, а все лучшие структуры, естественно эксклюзивные, сборные разрабатывают на своих шлифт-машинах.

Поскольку у сборной России такой нет (а еще до недавнего времени не было даже специалистов, умеющих с ней работать), она вынуждена пользоваться базовыми наборами и отталкиваться от них.

Если в холодную погоду наработки российской сервис-команды работают более-менее неплохо и иногда не только не уступают, но даже превосходят конкурентов, то со структурами в плюсовую температуру — беда.

Яркий пример уже был в текущем сезоне, когда наша сборная провалила этап во французском Анси, где погода также была теплой.

«Тяжелый спринт в плане подготовки инвентаря, больше ничего не добавлю. Мы никого не виним, это общекомандное дело, сейчас будем разбираться,

— рассказал в прямом эфире «Матч ТВ» после гонки старший тренер женской сборной Виталий Норицын. — Может, есть небольшие замечания по состоянию. Видел, как девочки бились на подъемах. По движениям Юрлова хорошо двигалась. Но проигрыш такой получился… Будем разбираться детально».

Тяжелый — мягко сказано. Лучшая из россиянок в плане хода Кристина Резцова отстала от самой быстрой биатлонистки дня норвежки Тириль Экхофф, которая и выиграла гонку, на 1:33!

«Честно, не могу ответить, что было со мной. Для меня это слегка шок, потому что самочувствие было нормальное. И по трассе я не чувствовала, что столько проигрываю. Тренеры говорили время, но я не понимала, откуда берутся… Уходя с первого рубежа, я получила штраф и проигрывала 45 секунд. На финише после нуля — две минуты, — недоумевала после финиша Резцова. — Предположительно, как мы вчера обсуждали, большую часть мы проигрываем на равнине. Не знаю, как это объяснить самой себе. Я старалась отрабатывать, доходить до подъема на максимальной скорости. Я нигде не отдыхала, не халявила — нахожусь в шоке от такого отставания.

Я запрыгивала в небольшие подъемы. Я просто понятия не имею, где можно было столько проиграть. Видимо, что-то не так».

«Самочувствие было нормально, рабочее. Старалась выполнять все моменты, которые обговаривали вчера: равнина, уход на спуск. Не знаю, чем объяснить такое большое отставание. Как мне показалось, большой проигрыш был на спусковой части, — это уже Екатерина Юрлова.

— Как мне показалось, лыжи работали неплохо. Но возможно, у шведок и норвежек они работали очень хорошо. Мне кажется, наши лыжи отстают».

Юрлова в этой гонке отстрелялась на ноль, но, отстав почти на две минуты от Экхофф, стала в итоге 37-й. Выше нее из россиянок финишировала только Лариса Куклина, опередившая Юрлову на две секунды и одну позицию.

Традиционно быстрейшая российская биатлонистка Светлана Миронова промахнулась трижды и в итоге финишировала на кошмарном 77-м месте, показав свой худший результат в карьере и не попав в масс-старт.

«Пока что сама не понимаю, что происходит. Просто не понимаю. После масс-старта в Оберхофе отпустила эту ситуацию. Была тяжелая погода, я немного не справилась с ветром, поэтому получилось столько промахов. Сделала выводы, — поделилась в телеэфире своими впечатлениями от спринта Светлана.

— Лыжи? Я ни с кем не скатывалась, мне сложно оценить работу лыж. На рубеже штиль, но лежа я сама допустила промах. А стоя — от того, что было тяжело на трассе».

16 января свой спринт пробегут мужчины, но кажется, что у них ситуация с лыжами вряд ли будет лучше, так что за результат объективно тревожно.

Самое интересное, что на штайншлифт-машину у в целом бедного Союза биатлонистов России (СБР) деньги есть. Неизвестный меценат-любитель биатлона готов выделить до $240 тыс, которые требуются на покупку самой дорогой модели и микроавтобуса для перевозки машины по этапам Кубка мира.

Покупка до сих пор не состоялась, потому что мало иметь саму шлифт-машину, на ней еще надо уметь работать, а в СБР до недавнего времени таких специалистов не было.

После Нового года в штатном расписании появились две дополнительные ставки, и на них взяли пятого сервисмена и бывшего биатлониста Александра Печерского, который как раз имеет такой опыт и нанят именно для работы на штайншлифт-машине.

Именно Печерский сейчас должен подобрать нужную модель, после чего она будет куплена. Правда, результаты пойдут далеко не сразу — эксклюзивные структуры не появятся сами собой, их надо будет разработать и протестировать.

Впрочем, некоторый оптимизм в преддверии чемпионата мира, который меньше чем через месяц пройдет в Антхольце, все же есть: там сборной России штайншлифт-машиной, работающим на ней специалистом и эксклюзивными структурами поможет национальная команда по лыжным гонкам.

У наших лыжников проблем с инвентарем традиционно нет. Возможно, хотя бы на чемпионате мира мы сможем увидеть реальную силу отечественных биатлонистов.

Источник: www.gazeta.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.