Милинко Пантич. Незавершенная история

Радомир Антич Диего Симеоне Атлетико Футбол

Мой переход в «Атлетико» был судьбой. Историей, о которой можно снять фильм. 

Всё начинается с белградского «Партизана». Нашим тренером был Радомир Антич. Маэстро, как его называю я. Через некоторое время он отправился тренировать «Сарагосу», а я поехал в греческий «Паниониос». Когда я был в Греции, мне позвонили. Он хотел узнать, как я играю в греческой Лиге.

Я сказал, что моя адаптация прошла хорошо. Это правда, сезон 1994/1995 был очень хорошим для меня. Пожалуй, лучшим в карьере — 20 голевых передач и 17 голов. Но прежде, чем я что-то добавил, Антич попросил у меня видео с моими выступлениями, чтобы посмотреть их самому.

«Тренер, это будет очень сложно, тут никто такого не держит», — ответил я.

 Некоторое время спустя у нас была игра в Афинах, и там я встретил греческого журналиста, который работал на национальном телевидении, и с которым у меня были хорошие отношения. Я решил спросить его, может ли он помочь мне с видео. И тот, даже будучи не заинтересованным материально, начал готовить нарезку из моих выступлений в Греции. 

Мне очень понравился конечный результат, и я отправил его Античу. Не прошло и двух дней, как он позвонил и предупредил, чтобы я не подписывал ничего и ни с кем: «Сейчас я веду переговоры с несколькими командами и я хочу, чтобы ты был со мной». 

У меня оставался ещё год по контракту с «Паниониосом», и клуб хотел его продлить. У меня также были два предложения на столе — из Бельгии и из Франции. Антич к тому времени ещё ничего не подписал с «Атлетико». Об этом много говорили, но ничего конкретного ещё не было. 

Я отправился в Сербию, чтобы провести предсезонку с «Паниониосом». Самую тяжелую в моей жизни. Нас возглавил румынский тренер Имре Енеи, который в своё время выиграл Кубок Европейских Чемпионов со «Стяуа» (в 1986 году). Это было здорово, но очень тяжело. Порой у нас бывало по три тренировки в день. 

 В разгар сборов я узнал, что Антич подписал контракт с «Атлетико». И началось. Имена в прессе стали появляться каждый день. Роберт Просинечки — первая трансферная цель клуба. Если не он, то второй в списке Энцо Шифо. Очень много имён. 

Только не моё. Я не говорил в то время с Античем, но когда я вернулся домой, то он со мной связался. Я получил четкое сообщение от него: «Я хочу подписать тебя в «Атлетико». И так будет». Всё внезапно ускорилось. Первое, о чем я подумал — как быть с «Паниониосом»? Я был важным игроком для них, и у меня всё ещё действовал контракт.

 Я позвонил президенту, и он, плача, как ребёнок, просил меня остаться. 

«Президент, я должен попробовать. Я знаю о Хесусе Хиле и всё, что о нем говорят как о президенте, но я должен попробовать. Я думаю, это того стоит». 

Я должен был это сделать. Мне было интересно, действительно ли я был готов играть на этом уровне. Когда я подписал контракт с «Партизаном» в 19 лет, я считался талантом, одним из лучших игроков в стране. По тем или иным причинам я не смог реализовать себя там. И мне очень хотелось доказать себе и другим, что я игрок для большой команды. 

 Мне было 29, когда летом 1995 года я подписал контракт с «Атлетико». Может быть, немного поздно, но я провёл там хорошие три года. Особенно первый. Год, когда мы сделали «дубль» во главе с Маэстро. Моим соседом по комнате в этой команде был Диего Симеоне. Игрок, который всегда выкладывается по максимуму и с менталитетом победителя. Это очень помогало остальным игрокам. К тому же, в год «дубля» он забил немало голов, хотя это не его основная задача. Важнейшая часть команды. 

Если вы спросите меня, видел ли я в нем тренера уже тогда, то я солгу, если скажу «да». Я не видел ничего такого в нем и в других товарищах по команде, таких, как Хосе Франсиско Молина, Санти Дения, Хуан Вискаино, Роберто Фреснедосо. В «Атлетико» 1995/1996 мы все были «сотрудниками» Антича. Каждый должен был делать свою работу на благо команды. Как и все остальные, Симеоне сделал свою идеально. И сейчас делает это же, но уже как тренер. Их результаты говорят сами за себя.

«Атлетико» — это особый клуб, который оставляет свой след в каждом игроке, который приходит туда. Я, например, считаю «Атлетико» своим домом. И что может быть лучше, чем начинать тренерскую карьеру в своём доме? Я возглавил «Атлетико Б». 

Я очень усердно готовился к этому новому шагу. Ещё будучи игроком, я осознавал, что хочу этого. Однако добиться этого было непросто. В отличии от многих других профессиональных игроков, я не мог пройти ускоренные курсы, предлагаемые испанской федерацией футбола. Я не вписывался в требование провести минимум 8 лет в Лиге. Поэтому я пошёл путём, которым идут большинство тренеров. Три года подготовки, где я многое узнал об испанском футболе. Но я не могу себя назвать тренером испанской школы. И не тренером сербской. 

 Я больше склоняюсь к голландской школе. При этом отношения с игроками должны быть как можно более простыми. Прямые и конкретные задачи на поле, не думая о системе. Это больше годится для официального фото перед игрой (прим. Пантич имеет в виду расстановки на экране). Меня больше волнует то, что происходит в игре. 

Первые пять дней предсезонки с «Атлетико Б» были самыми сложными в моей профессиональной деятельности. У меня было 36 игроков. 29 уже были в команде и ещё 7 на просмотре. Мы отправились в Лос-Анхелес-де-Сан-Рафаэль — клубная база во время предсезонки. Там тренировались на небольшом поле. Когда я говорю небольшое, то это и имею в виду — это было поле не стандартных размеров. 

Там я должен был готовить тренировки для 36 игроков, при этом едва там помещавшимися. Чтобы подготовиться к тренировкам в таких условиях, я почти не спал. Проще всего было выбрать игроков, из которых я хочу сформировать свою команду, и отодвинуть остальных в сторону. Но нет, я хотел, чтобы все поучаствовали, чтобы у каждого был шанс доказать. 

В первых матчах я играл с ребятами, которые были на просмотре. А после этого наступила самая тяжёлая часть работы тренера. Я думал (мне так говорили, во всяком случае), что клуб сам сообщит игрокам, которые не подошли. Но нет. Спортивный директор тоже этим не занимался. В итоге я должен был сам сказать это детям. Я хотел быть с ними как можно более искренним. Думаю, что когда ты искренен с игроком, то он это понимает. Из 7 парней, которые были на просмотре, мы оставили одного. Остальным я должен был дать отказ. Дело было не в том, что им не стоит продолжать играть в футбол. Вовсе нет. Просто они не подходили нам на тот момент. Каждый может потерпеть неудачу в определённый момент. 

Как тренер, вы всегда должны понимать, что всем не угодишь. Всегда найдётся тот, кого что-то не устраивает. В конце концов, у вас большая группа игроков. Например, в этой команде было 29: 11 в старте, ещё 5 на скамейке. То есть, каждые выходные на трибуну отправляются 13 человек. Теперь умножьте эти 13 на их родственников. В итоге вы увидите, что на трибунах у вас около 100 врагов. Но это то, что есть. Вы должны держаться и быть готовым к таким вещам. Уверяю вас, я больше страдал из-за дублёров и тех, кто не попал в заявку, чем от игроков основы. 

Также было давление от ожиданий людей. Я наслаждался прекрасными моментами в бытность игроком «Атлетико», но это не спасло бы меня, если бы дела пошли не очень хорошо. Без хороших результатов я бы не продержался. Честно говоря, люди не очень верили в команду. Мы играли в Сегунде Б, но несколько человек в моем окружении говорили, что по уровню игроков это команда Терсеры. 

Тем не менее, нам удалось превзойти ожидания. Мы провели отличный сезон, у нас было отличное поколение игроков. К примеру, там играл Сауль, который теперь в первой команде, Манкильо, сделавший отличную карьеру, и многие другие, у которых тоже сложилась отличная карьера. 

Мы закончили в одном очке от зоны плей-офф (прим. на самом деле в трёх очках). Если бы нам повезло чуть больше, мы бы поборолись за повышение, хотя это не было начальной целью. Мы должны были просто не вылететь. 

Однако это меня не устраивало. Мы до последнего боролись за попадание в плей-офф, несмотря на то, что с нами в дивизионе были несколько классических команд Примеры, такие, как «Альбасете», «Тенерифе», «Овьедо». «Кастилья» тоже была в этой группе. Тогда у них играли Альваро Мората и Хесе. Ещё был «Луго» Кике Сетьена. 

У меня оставался ещё год контракта, но по футбольным причинам клуб решил расстаться со мной. Объяснялось это тем, что я тренер не для Сегунды Б, а для более крупной команды. Они искали другой технический профиль тренера, им нужен был человек, который будет воспитывать и развивать игроков. Я не разделял этот аргумент, но принял его. Ни разу я не оглядывался, чтобы проанализировать, мог ли я сделать что-то по-другому. Я просто пошёл вперёд и отправился работать в другие страны, такие, как Азербайджан и Китай, чтобы получить новый опыт. 

 Моя большая мечта остаётся неизменной — тренировать мадридский «Атлетико». Я уверен, что этот момент наступит. Я очень амбициозный человек, который рано или поздно добивается того, чего хочет. 

У этой истории будет ещё вторая часть.

 

Оригинал: https://www.coachesvoice.com/es/pantic-atletico-madrid/

Мой Telegram-канал: https://teleg.run/atmd1903

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.