Олимпийская «Зима» Ягудина – лучшая короткая программа в истории мужского фигурного катания

Алексей Мишин Евгений Плющенко Алексей Ягудин Фигурное катание

Зрители “Солт-Лейк Айс Центра” встретили Алексея Ягудина громогласными аплодисментами. Он катился на центр льда со вскинутыми вверх руками. Следом наступила практически идеальная тишина. Лишь издалека доносились единичные одобрительные возгласы. Ягудин закрыл лицо руками, приняв исходную позицию. А через несколько секунд открыл, чтобы явить миру фигурного катания лучшее, что тот когда–либо видел. Шедевр, который станет бессмертной классикой спорта, сравнимый с работами Пикассо, да Винчи и Дали. Чистое, неподдельное произведение искусства.

А ведь мы могли этого и не увидеть. Годом ранее, после чемпионата мира в Ванкувере, Алексея стали посещать мысли о завершении спортивной карьеры. Там он уступил пальму мирового первенства своему соотечественнику и заклятому сопернику Евгению Плющенко, заняв лишь 5 место в квалификации и второе по итогам соревнований. О своей произвольной программе “Гладиатор” он говорил так: «Это о человеке, который был сильным, имел всё, побеждал. Потом сломался, всё потерял и снова начал подниматься…» Хотя она не была для него счастливой (он проиграл все крупные старты 2001 года), но пророческой в какой-то мере стала.

После Ванкувера Ягудин полностью изменил свои тренировки, мышление и отношение к фигурному катанию в целом, чтобы подойти к Олимпийским играм в Солт-Лейк Сити сильнее, чем когда-либо.

Постановщиком его короткой программы для олимпийского сезона 2001/02 выступил Николай Морозов, который после завершения карьеры фигуриста вошел в команду Татьяны Анатольевны Тарасовой, а затем стал хореографом Алексея Ягудина, перебравшегося в США. Всё гениальное появляется случайно. “Зима” не стала исключением. В поисках мелодий для выступлений, в одном из музыкальных магазинов Морозов наткнулся на диск неизвестного в широких кругах австралийско-британского квартета “Bond”. Одна из композиций под названием “Wintersun” и легла в основу программы.

Премьера “Зимы” пришлась на Игры доброй воли, проходившие в Австралии. Тогда в короткой программе Алексея Ягудина было тяжело разглядеть эталон хореографии и создания художественного образа на льду, а в нем самом будущего олимпийского чемпиона. Там он завоевал столь непривычную для себя бронзу. После этого он решил прибегнуть к помощи спортивного психолога. Связаны ли его дальнейшие успехи напрямую с этим или нет – не ясно. Но факт остается фактом. Победы пришли. И заслуга Загайнова определенно в этом была. В том сезоне Ягудин не проиграл больше ни разу.

Говорят, что поступки предопределяют не только человека, но и его судьбу. Все решения, принятые Алексеем Ягудиным по ходу спортивной карьеры, пусть даже и неоднозначные, вели его именно к тому самому выступлению в Солт-Лейк Сити, навсегда изменившему фигурное катание. В тот день у этого вида спорта появились миллионы новых почитателей.

Эта программа сочетала в себе исключительно подобранную музыку, невероятную хореографию, потрясающий костюм и магию. Но она бы никогда не стала гениальной, без гениального фигуриста. Именно олимпийское исполнение Ягудина в совокупности с золотой медалью подарили “Зиму”, которая осталась в памяти каждого болельщика.

Во время объявления результатов Татьяна Анатольевна пристально вглядывалась в оценки на табло, словно ожидая того, что они изменятся на заветные 6.0. Если не за технику, то за артистизм точно! Этого не произошло. Но не прекращавшиеся овации зрителей в адрес российского спортсмена – больше, чем высший балл. Это признание величия Ягудина, как фигуриста. Здесь и сейчас он продемонстрировал миру грань, где спорт становится искусством. И преодолеть её не удается никому вот уже практически 20 лет.

Фото: Gettyimages.ru/Doug Pensinger, /Clive Brunskill

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.