Сломанные карьеры: как футболисты возвращались из тюрьмы

Александр Кокорин и Павел Мамаев освободились из колонии общего режима по УДО и теперь планируют продолжить свои профессиональные карьеры. «Газета.Ru» рассказывает о других советских и российских футболистах, которые оказались за решеткой, а потом возвращались на поле.

Эдуард Стрельцов

Безусловно, главной историей о попавшем в «места не столь отдаленные» футболисте и вообще отечественном спортсмене является грустная повесть жизни выдающегося не только по национальным, но и мировым меркам нападающего Эдуарда Стрельцова.

Талантливый советский нападающий с непростым детством (Великая отечественная война, уход отца после нее в другую семью) дебютировал в высшем дивизионе чемпионата СССР в 1954 году в возрасте 17 лет и довольно быстро стал звездой.

За четыре с половиной года Стрельцов превратился в главного футболиста Советского Союза. Он блистал в атаке «Торпедо», а за национальную сборную забил 18 голов в 20 встречах. Кроме того, на счету нападающего была победа в Олимпиаде-1956 в Мельбурне, хотя он и не получил золотой медали, так как остался в запасе в финале (тогда награждали только вышедших на поле 11 игроков).

Темная история с арестом и последующим осуждением футболиста случилась в конце весны 1958 года во время подготовки сборной СССР к чемпионату мира в Швеции, куда команда Гавриила Качалина попала во многом благодаря игре нападающего «Торпедо», принесшего победу над Польшей в решающем матче отборочного цикла буквально на одной ноге из-за полученной в игре травмы.

25 мая 1958 года у находившихся на сборе в Тарасовке футболистов сборной СССР был выходной, и Стрельцов провел его на даче летчика Эдуарда Караханова в компании партнеров по национальной команде Бориса Татушина и Михаила Огонькова, а также трех молодых девушек.

Веселье обернулось трагедией. Утром Марина Лебедева, Ирина Попова и Тамара Тимашук написали заявления в милицию, обвинив футболистов в изнасиловании. Конкретно на Стрельцова заявление подала Лебедева.

История получилась действительно загадочной, с большим количеством противоречивых данных, измененными показаниями и забранными заявлениями. В конце концов Татушина и Огонькова не стали судить, лишь отстранив от футбола на три года и навсегда от сборной СССР.

А вот Стрельцова, несмотря на примирение с Лебедевой и слухи о том, что изнасиловал девушку (если изнасилование вообще имело место) не он, а Караханов, которого футболист прикрыл, судили.

Судили сурово. Стрельцов подписал чистосердечное признание в обмен на обещание следователей сохранить ему место в заявке команды на чемпионате мира-1958, но вместо Швеции отправился на зону, получив 12-летний срок.

Как все было на самом деле, достоверно не известно, но футбольные историки сходятся во мнении, что Стрельцов не был виновен, а строгость суда связана была с его слишком большой популярностью, вызывающим поведением и образом жизни и боязнью руководства страны, что нападающий после чемпионата мира сбежит из страны по примеру венгра Ференца Пушкаша, перебравшегося в мадридский «Реал» незадолго до дела торпедовца.

В лагерях Стрельцов провел очень тяжелые четыре с половиной года, был несколько раз на волосок от смерти из-за драки с «блатными» и болезни, а на свободу вышел 4 февраля 1963 года по УДО.

Устроившись работать на ставший родным ЗиЛ, форвард выступал за его команду рабочих и выиграл вместе с ней первенство среди заводов, а в 1964 году после прихода к руководству страной Леонид Брежнев, получив письмо с несколькими тысячами подписей и личную просьбу руководителя ЗиЛа, снял со Стрельцова запрет на выступление в чемпионате СССР по футболу.

Вернувшись в большой футбол в 27 лет в 1965 году, Стрельцов сразу же помог «Торпедо» во второй раз в клубной истории стать чемпионом СССР.

В футболе нападающий, несколько утративший былую мощь, но оставшийся великолепным игроком, провел еще шесть сезонов и успел выиграть Кубок СССР, а также выйти в финал турнира и дважды получить звание лучшего футболиста Союза по итогам года.

Выступал Стрельцов и за сборную СССР, в составе которой провел еще 15 матчей и отличился в них 7 голами, но не попал в итоговую заявку на финальный турнир чемпионата Европы-1968.

Новости СМИ2

Карьеру «Русский Пеле» завершил в 1970 году из-за тяжелой травмы — разрыва ахиллова сухожилия.

В итоге Стрельцов остался в истории как один из лучших футболистов Советского Союза, но, безусловно, пропущенные годы лишили его возможности стать суперзвездой мирового масштаба.

До тюрьмы форвард дважды занимал седьмое место в голосовании за «Золотой мяч», а в 1958 году сборная СССР считалась с ним одним из главных фаворитов чемпионата мира, но в итоге уступила в четвертьфинале Швеции, которой бомбардир в своем дебютном матче за национальную команду (6:0) забил три мяча.

Юрий Севидов

Чуть менее знаменитым и значимым для отечественного футбола был форвард, а впоследствии тренер и знаменитый журналист Юрий Севидов. Правда, этот факт не отменяет кошмара, происшедшего с ним.

Талантливый 23-летний нападающий московского «Спартака» уже успел забить 71 гол в 146 матчах за красно-белых (у Стрельцова за всю карьеру 99 голов за «Торпедо») и выиграть по разу медали всех видов в чемпионате СССР, а также провести три игры и один раз отличиться в составе олимпийской сборной, когда 18 сентября 1965 года сбил на автомобиле человека.

«Еду по набережной, горбатый мостик, где Яуза впадает в Москву-реку, впереди машина. Перед ней перебегает старичок, видит меня и останавливается. Пропускает. Мне через двадцать метров поворачивать под арку, включаю поворотник и… До сих пор не пойму, как этот мужчина у меня на капоте оказался! Может, потому, что никогда пешком не ходил? Оказался он академиком Рябчиковым. Герой Соцтруда, трижды лауреат Ленинской премии. Решил в эту субботу проехать до дома на речном трамвае, напротив пристань. Он в том доме и жил, куда я ехал, — рассказывал Севидов в своей автобиографии «Воспоминания».

— Самое главное, его не освидетельствовали — а друг его, профессор, с которым они вечер провели, рассказал, что они по стопочке только-только выпили… В соседнем потоке «скорая» ехала — она потерпевшего и подобрала, он в полном сознании был, но отвезла не в «Кремлевку», а в обычную больницу. Там дежурный хирург на часок отпросился, оставил вместо себя студента. Тот 62-летнему человеку наркоз дал, и сердце не выдержало. Я-то ему только ногу сломал!»

Академик Дмитрий Рябчиков был доктором химических наук и разработчиком ракетного топлива, и его смерть вызвала волну негодования не только в научных кругах, но и у первых лиц государства, потерявшего из-за «зарвавшегося спортсмена» стратегически важного для оборонной промышленности человека.

Тот факт, что Рябчиков скончался не из-за аварии, а в результате врачебной ошибки, никак не повлиял на дело Севидова, в крови которого обнаружили алкоголь (сам футболист не отрицал, что «пригубил с другом коньяку»).

Форвард получил десять лет по настоянию ЦК КПСС и был лишен звания мастера спорта, а все руководство «Спартака» вынуждено было уйти в отставку — таким громким получился процесс.

В итоге, отсидев четыре года, Севидов вышел по амнистии и вернулся в футбол. «Спартак» отказался подписывать договор со своим бывшим нападающим, и тот впоследствии выступал за казахстанский «Кайрат» и донецкий «Шахтер», а доигрывал в рязанском «Спартаке», уже не добившись того статуса, что у него был до ареста, но все же показывая достаточно результативную игру.

Максим Молокоедов

Из российских футболистов наибольший интерес, пожалуй, представляет история воспитанника санкт-петербургского «Зенита» Максима Молокоедова, который выступал на заре карьеры за питерское «Динамо» и «Псков-747», а в тюрьму попал в… Чили.

Молокоедова остановила полиция при пересадке в аэропорту Сантьяго на рейсе из Эквадора в Москву. В детских книгах, которые вез футболист, было обнаружено несколько килограммов кокаина.

Форвард сразу же признал вину и рассказал, что получил наркотики от гражданки Эквадора, с которой встречался по просьбе своего друга.

В итоге российский футболист получил три года и один день тюремного заключения, а, выйдя на свободу в 2012 году, какое-то время выступал за чилийский «Сантьяго Морнинг», после чего вернулся в Россию и играл за «Звезду» из Санкт-Петербурга, так и не поднявшись на элитный уровень.

Источник: www.gazeta.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.