«Тюмень»-98 – худшая команда в истории РПЛ

Анатолий Давыдов Зенит Александр Ширко Александр Игнатенко Тюмень Футбол

Их антирекорды до сих пор не превзошли.

С футболом в Тюмени не сложилось исторически: лучшие результаты – 11-е место в первой лиге СССР и 12-е – в вышке чемпионата России-1994. В 90-е клуб скакал между высшей и первой лигой, а в 1998-м сотворил уникальное: за 30 матчей в премьер-лиге набрали всего 8 очков, выдали серию из 18 поражений подряд и пропустили 89 голов.

Глеб Чернявский – о великом перфомансе, который не превзойти.

Перед сезоном-1998 игроки массово бежали из «Тюмени». Гендиректор клуба умер, а новый босс не умел выбивать деньги у губернатора 

Уже в декабре 1997 года в Тюмени все примерно понимали, чем закончится следующий сезон. После продолжительной болезни умер Вениамин Башарин – гендиректор и главный покровитель клуба. Это не простой человек для Тюмени – генерал и начальник тюменской милиции, который в 1992-м придумал, как легально финансировать футбольный клуб из бюджета.

Схема простая – команду включили в структуру МВД. Башарин подготовил целую стратегию по содержанию клуба, предложил игрокам хорошие зарплаты, но поставил условие – слово «Динамо» в названии. Все, конечно, согласились. И неплохо жили под брендом «Динамо-Газовик», пока Башарин рулил клубом.

В 1997-м босс уже сильно болел, а тюменское УВД отошло от футбольных дел. Клуб переименовали в «Тюмень», правда, никто об этом не знал. Когда во втором туре сезона-1997 «Динамо-Газовик» внезапно вышло на матч с «Торпедо» под названием «Тюмень», все немного удивились. Только тренер Александр Ирхин был невозмутим:

«Мы действительно собирались переименовать «Дин-Газ», потому что тюменское УВД никакой помощи давно не оказывает. Все необходимые документы были представлены в ПФЛ, но, честно говоря, за предсезонными хлопотами я как-то упустил этот вопрос. И пока даже не знаю, перерегистрирован клуб или нет и как он теперь называется».

Александр Ирхин

В таком хаосе клуб существовал год, но как-то сохранил место в премьер-лиге. В 1998-м вместо Башарина гендиректором стал Александр Пуртов – с ним и связывают похороны местного футбола. Денег из бюджета ему никто не давал, а из «Тюмени» сразу повалили лучшие игроки – защитники Колотовкин и Бессмертный, легендарный Татарчук и вратарь Масленников (правда, перед началом чемпионата «Уралан» его забраковал и вернул обратно). 

При этом главный тренер Александр Игнатенко утверждал, что все под контролем, а перед сезоном-98 команда даже съездила на сборы за границу (Кипр, Турция) и вполне нормально начала сезон. Набрали 4 очка в первых 3 матчах и хлопнули московское «Динамо» – 2:0. 

Только на этом все рухнуло: «Тюмень» проигрывала матч за матчем, а игрокам не платили и не возвращали старые долги. 

Клуб писал в «Газпром», но просьбы о помощи игнорировали. Летом за «Тюмень» играли 20-летние из второй лиги и первенства города 

В июне команда уверенно двигалась к рекордной серии из 18 поражений подряд (разница голов: 6-53), а игрокам это быстро надоело. Летом ушло полсостава, новый гендиректор Пуртов в отчаянии прибегал к народным методам: Путин еще был неактуален, поэтому писали в «Газпром».

«Мы писали всем – вплоть до Рема Вяхирева в «Газпром», – рассказывает Sports.ru бывший руководитель клуба болельщиков «Тюмени» Сергей Лелеко. – Гендиректор ныкался от всех и жаловался мне на отсутствие денег, а мы с болельщиками писали эти письма. У меня от переживаний и нервов потом язва желудка открылась. Я работал бесплатно, потому что клубу было нечем платить: первый шарф болельщика создал, клубную газету с фотографиями издавал. Хорошо, что однажды Заур Хапов после матча с «Аланией» купил у меня 10 фотографий. Хоть какой-то прибыток, чтобы пленку купить, а то ходил с протянутой рукой». 

Ни на одно письмо «Газпром» не ответил. Более того, Лелеко даже звонил и уточнял, дошли ли письма до топ-менеджмента. До сих пор неизвестно, читал ли их кто-то, но помощи точно не было. Да и вряд ли она могла быть – 1998-й и так получился очень тяжелым для страны. Плюс в администрации области тогда произошли перестановки, футбольная команда была явно не на первом месте. 

Интересно, что еще до тотальной нищеты «Тюмень» искала вратаря за границей. В 1997 году в клубе мог оказаться македонец Лазо Липовски, который до этого был на просмотре в «Спартаке» и очень понравился Романцеву (из-за бюрократии его не успели заявить). В итоге «Тюмень» не потянула зарплату вратаря, он перешел в «Анжи» и притащил в Махачкалу Рахимича и Ранджеловича. А мог бы и в Тюмень! 

Молодежь «Тюмени» обвиняли в сдаче матчей, но игроки не обращали внимание: их забавляло, что соперники бесились, когда долго не забивали

Серию из 18 поражений «Тюмени» никто не превзошел до сих пор («Химки»-2009 проигрывали 15 раз подряд). Просто вдумайтесь: ничья с «Жемчужиной» была в апреле, а «Балтику» победили только в августе. Четыре месяца «Тюмень» только проигрывала, а еще выдала шесть матчей без голов. В июле было три жутких разгрома на своем поле – 0:5 от «Зенита», 0:6 от «Алании» и «Спартака».

«Мы играли во второй лиге, а после первого круга нас, можно сказать, единым переводом из Тобольска отправили в родной город – играть за «Тюмень», – говорит Sports.ru Вячеслав Афонин, один из 20-летних той команды. – Уровень, конечно, сразу чувствовался. Стадионы другие, болельщики появились на трибунах, соперники совсем другого класса. 

Помню матч дома с «Аланией», когда я стоял на замене за чужими воротами. Центрального защитника у них играл Тетрадзе или кто-то еще (точно не Тетрадзе, он уже уехал в «Рому» – Sports.ru). И мне врезалось в память, как человек хладнокровно действовал вблизи своих ворот. Делал опасные передачи в штрафной, мог даже дриблинг применить. Я вот тогда и убедился, что это совсем другой уровень, у игроков талант свыше. «Спартак», «Ротор» – все то же самое было».

Несмотря на кошмарные результаты, команда настойчиво продолжала играть (точнее, проигрывать) в чемпионате. В «Спорт-Экспрессе» много писали о снятии «Тюмени», но такой вариант в клубе даже не рассматривали.

«Таких мыслей и близко не было, – продолжает Афонин. – Скорее, наоборот, мы были раскрепощены, а наши соперники волновались. Они же выходили под давлением, что могут не справиться с командой, которая 15 матчей подряд проиграла. Помню, как нервничали команды, которые долго не могли нам забить. Это было очень забавно! Выходят расслабленно, раскрепощенно, катают мяч, но как только время начинает поджимать, сразу напрягаются, суетятся, нервничают, срываются друг на друга».

Правда, если соперники с голом не затягивали, то «Тюмень» сразу сыпалась. И получала пять, шесть или семь.

«Мы привыкли с первых минут ожесточенно сопротивляться, – говорит Афонин. – И радовались любым атакам, любым комбинациям. Каждый угловой, штрафной – психологически нас поднимал. А вот первый пропущенный гол почти всегда ломал, потому что забить было тяжело. Просто не хватало мастерства».

Есть теория, что «Тюмень» проигрывала эти матчи не просто так – якобы на всякий случай соперники подстраховывались и что-то заносили. В питерском медиа «Спорт день за днем» публиковали такую историю про главного тренера Игнатенко:

«За сутки до игры с «Зенитом» в 30-м туре (к этому легендарному матчу мы еще вернемся – Sports.ru) Игнатенко давал интервью, причем прямо в отеле, где заселилась команда, а в конце разговора вдруг напрягся: «Странно, уже полдевятого вечера, а ко мне до сих пор еще никто не подошел и ничего не предложил».

Игроки «Тюмени» тех лет очень удивлялись, когда слышали об этом. Сергей Лелеко, который видел весь сезон своими глазами, так прокомментировал теорию заговора: «Я бы не сказал, что сдавали. Бились! Знаешь, как бились? В кровь! За деньги так биться нельзя. Нет, точно не похоже». 

«Спартак» за две игры забил «Тюмени» 13. Ширко разозлили сильным ударом мячом по голове, после этого он оформил покер

Пересматривать хайлайты «Тюмени-1998» очень больно. Особенно против «Спартака». Ощущение, что команда Романцева играет против манекенов. 

В Тюмени «Спартак» победил 6:0, а в Москве – 7:0. Во второй игре покер оформил Александр Ширко, который до этого не забивал в шести матчах. 

«С Ширко был забавный момент, мы потом между собой смеялись, – говорит Sports.ru Григорий Соколовский, вратарь той «Тюмени». – Мы били штрафной, кто-то со всей силы треснул в стенку – и прямо в голову Ширко. Это его разбудило и разозлило, вот он нам четыре и воткнул. Но со «Спартаком» еще ладно – там все понятно было. На пятачке вертели, позвонки скручивали, что хотели, то и делали. Это был совсем не наш уровень. Самый жуткий матч с «Аланией», когда 6:0 им попали. Вот это было реально грустно».

Кипер, которого каждую игру расстреливают из вратарской и которому забивают в среднем по три гола, – отдельная драма:

«Я ставил себе внутреннюю задачу: пропустить первый гол как можно позже, – объясняет Соколовский. – Сначала продержаться до 15-й, потом – до 20-й. Если на 30-й еще не забивали, то стремился удержать на ноль целый тайм. Вот так цеплялся за каждый мяч, за каждую минуту, пытался отсрочить первый гол максимально».

Кстати, в первой игре против «Спартака» (которая 0:6) случился еще один удивительный эпизод, доказывающий, что вряд ли «Тюмени» тогда надо было приплачивать. Летом там вообще закончились игроки и в нападение против чемпиона отправили вратаря. 

«Гончаров еле волочил ноги, а выпускать на поле, кроме вратаря Бабанова, было некого, – комментировал тренерский ход Игнатенко. – И потом, мы выполняем установку руководства облспорткомитета по привлечению местных воспитанников. Председатель высказался же по местному телевидению, что в команде должно быть 50 процентов местных игроков и тренеров».

Тренер «Тюмени» мечтал, чтобы его вызвали на ковер и отчитали за такой результат. Но ему не сказали ни слова 

Игнатенко весь сезон воевал с местными чиновниками. Он хотел уйти еще до игры со «Спартаком», где выпустил вратаря в атаку. 

«После игры с «Зенитом» (11-е поражение подряд – Sports.ru) я попросил генерального директора Александра Пуртова меня уволить. Но в ответ услышал: «Надо работать».

Игнатенко и дальше смеялся над установкой увеличивать число воспитанников, а одну из его пресс-конференций показали на тюменском телеканале «Ладья». Боссы города на нее отреагировали. 

Вице-губернатор области Сергей Сарычев (отвечал за футбол) провел пресс-конференцию и заявил, что правительство закрыло все долги перед командой. Дальше местная пресса начала мочить Игнатенко, обвиняя его «в некомпетентности, рвачестве, отсутствии патриотизма, равнодушии к судьбе команды и отсутствии воспитанников». Генеральному директору клуба Александру Пуртову советовали уволить Игнатенко.

«Я сразу ознакомился с этой статьей, – комментировал Игнатенко. – Фактически она выражает позицию областного спорткомитета. Я пошел к Пуртову и предложил ему уволить меня, но он рассудил иначе. После встречи с губернатором, которая вскоре состоялась, Пуртов заявил, чтобы я даже не думал об увольнении и спокойно продолжал работать».

Из второй лиги и первенства города в итоге собрали полкоманды, а делалось это в жуткой суматохе. Цитируем «Спорт-Экспресс»: «Тюменцы лишь за 16 минут до начала встречи внесли в протокол фамилии двух футболистов. Именно в этот момент из аэропорта примчалась машина, доставившая документы дозаявленных в последний момент Скачкова и Лычкина. Пополнение пришлось как нельзя кстати: травмы Дымарчука и Загуменного не позволили им выйти на поле». 

Постепенно Игнатенко успокоился и больше ничего не говорил про руководство, даже долгожданную победу над «Балтикой» (3:2) встретил спокойно. Сказал, что суперигры не показали, а еще отругал оборону соперника. Прежний Игнатенко включился только в конце сезона, когда давал итоговое интервью.

Александр Игнатенко

– С вас никто строго не спросил, почему же команда набрала всего восемь очков за сезон?

– А кому спрашивать? Я общаюсь только с Пуртовым, а он и сам прекрасно знает причины наших неудач. Спорткомитет и областная администрация давно делают вид, что клуба не существует. Я бы обрадовался, если бы меня вызвали на ковер, отчитали за регулярные поражения и поинтересовались, что нужно для исправления ситуации. Но на деле в городе кое-кто даже доволен, что мы вылетели».

В 30-м туре вратарь «Тюмени» не пустил Питер в еврокубки. После игры его позвали в «Зенит»

Самое удивительно в том сезоне «Тюмени» даже не антирекорды, а подвиг в последнем туре на выезде с «Зенитом». Перед этим команда уверенно проиграла 7 матчей подряд и вроде бы не планировала прерывать серию. Тем более Питер был очень заряжен: «Зениту» надо было просто победить, чтобы занять 4-е место (самое высокое в истории) и попасть в Кубок УЕФА. Не получилось – матч закончился вничью (0:0).

«С «Зенитом» мы долго не пропускали, а этом придавало сил, – говорит Афонин. – Момент за моментом терпели, 30-я минута, 40-я – осталось чуть потерпеть до перерыва. Панов не забивает, кто-то еще не забивает, их постепенно клинит. Выходим во втором тайме, давление еще сильнее, они спешат, нервничают – появляются неточности, небрежность в завершении. И чем дальше мы держались, тем сложнее им было. Когда меня выпустили в конце игры, сказали выпрыгнуть, побороться, получить желтую, потянуть время. Помню, как меня Герасимец обыграл, а я его схватил сзади и на спине повис. Мне кричат со скамейки: «Красавчик, так и надо!». После игры вагон сил остался, а пацаны-то, конечно, вымотались».

Одним из героев того матча считают вратаря Соколовского, который отыграл на ноль и много раз спас команду. Там действительно тьма моментов – просто чудо, как Питер не забил. 

«Перед «Зенитом» в прессе создавалось ощущение, что они нас уже обыграли, – говорит вратарь Соколовский. – Во время матча, когда «Зенит» долго не мог забить, игроки начали пихать друг другу. Было видно, что они раздражены и откровенно психуют. Я не думал, что можем победить. Мне вообще некогда было думать о чем-то, кроме атак «Зенита», они постоянно шли на ворота. Только со свистком пришло осознание, что выстояли. Герасимец был очень расстроен, но подошел и сказал: «Молодцы. Парни, вы молодцы». Меня там называют каким-то героем, что все благодаря мне, но это очень переоценено. Где-то я выручил, да, но там и защитники с ленточки выбивали, и штанги были». 

«Не думаю, что «Зенит» недооценил соперника, – после игры главный тренер питерцев Анатолий Давыдов оставался спокоен. – Настрой был в принципе нормальным. Но вы сами видели, сколько было создано великолепных голевых моментов у ворот соперника – их вполне хватило бы на полсезона! И ни один не удалось реализовать. Кое-кому из игроков просто не хватило мастерства». 

«Тюмень» вылетела очень достойно, а «Зенит» остался без Кубка УЕФА. Правда, как выяснилось позже, 4-е место все равно не позволило бы попасть в еврокубки – УЕФА чуть переформатировал турнир. А «Зенит» в итоге прорвался туда через Кубок России – тот самый матч с «Динамо», где забивал Панов.

«Когда уезжали со стадиона, наш автобус сопровождали, – говорит Афонин. – Болельщики «Зенита» разделились на два лагеря: одни были с негативом, а другие, наоборот, хвалили: «Молодцы, красавцы, поставили их на место. А то они думали, что легко разберутся».

А «Зенит» так впечатлился игрой вратаря Соколовского, что был готов осчастливить хоть одного человека из той несчастной «Тюмени» – предложил голкиперу переехать в Питер.

«Сарафанное радио сыграло: мне на сборах в Сочи дали телефон «Зенита» и сказали звонить туда, – говорит Соколовский. – Я набрал, мне говорят: «Да, нам нужен дублер Березовского. Думай сам». Один из моих тренеров говорил: «Надо уметь срываться». А я вот не сорвался, тормознулся – в личной жизни немножко сумбур происходил. Время упустил, они уже взяли Малафеева, а мой поезд ушел».

Как наш футбол жил без госденег в 90-е? «Спартак» продавал газовый конденсат, ЦСКА содержали чеченцы и рынок, «Динамо» делало концерты

В 1995-м «Зенит» пролез в РПЛ за счет расширения лиги: Мутко на радостях целовал Садырина, а Собчак помогал деньгами

Фото: fc-tyumen.ru/Сергей Лелеко; sodovik.ru

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.