Веселин Топалов. Болгарский принц

Гата Камский Сильвио Данаилов Гарри Каспаров Владимир Крамник Веселин Топалов Шахматы

Бывает, талантливому игроку везет на тренера, как Карпову с Фурманом или Каспарову с Никитиным, которые вкладывали в ученика всю душу, все свои знания и амбиции, – и помогали им достигнуть вершины. Так может повезти и на менеджера, который сделает для тебя всё… Невозможно переоценить то, что сделал для Веселина Топалова Сильвио Данаилов. Последнего можно не любить или восхищаться им, но не будь его, 10 шансов против одного, что болгарин не достиг бы таких высот, которые покорились ему благодаря его деятельному промоутеру. Тот сделал из подопечного не только чемпиона мира, но и настоящего национального героя, лицо страны второго после футболиста Стоичкова.

Впрочем… каким пробивным ни был менеджер, у него ничего не получилось бы, не будь огромного таланта, дикой работоспособности и упорного характера самого игрока!

Веселин родился 15 марта 1975 году в городе Русе в не самой благополучной семье, – и не любил вспоминать детство. Тем не менее талант, особенно шахматный талант его был очевиден. Научившись играть лишь в восемь лет, Топалов довольно быстро пошел в гору, выигрывая большинство детских турниров в стране. Его считали вундеркиндом, – и к 12 годам он получил, пожалуй, всё, что могли ему дать, не имевшие больших традиций болгарские шахматы. Вот тогда-то и произошла встреча, изменившая всю его жизнь.

Данаилов тогда не часто бывал в Болгарии. Он, смирившись с действительностью, давно решил делать карьеру организатора и тренера, переехав в переживавшую в конце 1980-х шахматный бум Испанию… Оценив талант мальчика и видя, что его мало что связывает с Болгарией, Сильвио предложил ему перебраться к себе. Веселин думал не долго!

Когда кто-то посмеивался над тандемом Топалов-Данаилов, неизменно ставя Сильвио в нем на первое место, и считая, что тот подавил и лишил Веселина собственного мнения, слова, индивидуальности, мало представляют себе, что тот сделал для него. Он занял в жизни будущего гроссмейстера нишу, которую сложно описать одним словом – был для него не столько менеджером, тренером или психологом, но он фактически заменил ему мать с отцом в одном лице… Чувствовал и понимал его с полуслова, – в любой ситуации готовый прийти на помощь и решить любую проблему. Эта их внутренняя связь с годами становилась прочнее, подпитывала и давала дополнительные силы каждому из них.

Но главное, что сделал Сильвио для Веселина – дал ему понять, что за ним он будет как за каменной стеной. Он может полностью сосредоточиться на шахматах, не отвлекаясь ни на какие мелочи. Невероятное подспорье, особенно в таком нежном возрасте…

Сам сильный тренер, Данаилов довольно быстро осознал, с шахматистом какого уровня он столкнулся. Понял его сильные и слабые стороны и то, в каком направлении ему надо работать. Топалов обладал взрывным темпераментом, весь был заряжен на инициативу, атаку, давление и доминирование над соперником. Быть может, не обладая таким ярким комбинационным талантом как Иванчук, Ананд или его сверстник Крамник, в стратегии уступая Камскому или Адамсу, он обладал способностью к невероятной концентрации – никогда во время партии, ни ребенком, ни взрослым, Веселин не вставал с места, играл с полной выкладкой, на пределе возможностей. И точно так же самоотверженно, забыв обо всем на свете, занимался. При всем при этом фантастически любил шахматы!

Переезд в Испанию быстро принес плоды. Окунувшись в атмосферу местных опенов, он мог круглый год держать себя в тонусе – любые теоретические знания, полученные им в работе над шахматами, тут же проходили закрепление и обкатку в практической игре. И Топалов хотел еще – новых знаний и практики. Энергия так и била из него ключом.

В 1989 году в Пуэрто-Рико он выиграл звание чемпиона мира среди юношей до 14 лет, а через год в Сингапуре стал вторым на чемпионате мира до 16… В свои 16 получил титул гроссмейстера, а вскоре стал уже и лидером сборной Болгарии. Многолетняя 1-я доска команды, Кирил Георгиев, уступил ему место без больших разговоров и несмотря на то, что Топалов за пять лет не сыграл дома ни единой партии. Его достижения в Испании да и рейтинг, который в 1993-м уверенно перевалил за 2600, говорили сами за себя.

Впрочем, по-настоящему о Топалове заговорили только в 1994 году, после олимпиады в Москве. Там сборная Болгарии сенсационно побила Россию – 2,5:1,5, а ее лидер – нанес поражение Каспарову… Важно, что победа не оказалась какой-то случайностью, зевком чемпиона мира! Веселин вел партию как и все другие – энергично и смело, не испугался тактической перестрелки, и заматовал черного короля в 29 ходов. Выиграл он тогда и у Гельфанда, Тиммана, Е Цзяньчуана, Олля. Всего – 8,5 из 12, взяв «золото» на доске.

Впрочем, к тому моменту Топалов уже не был необстрелянным юнцом. В начале того же 1994 года он по протекции Данаилова попал на супертурнир Линарес, – и смотрелся там отнюдь не мальчиком для битья. Он показал «рабочий полтинник» – 6,5 из 13, выиграв 4 партии, причем не абы у кого, а у господ Крамника, Ананда, Иванчука и Гельфанда.

Но… все это были только цветочки, ягодки пошли потом. В 1995-м Топалов стал третьим в Линаресе, а потом выиграл сильные турниры в Полянице-Здруй, в Элините и завершил вничью рапид-матч с Карповым. В 1996-м же Веселин последовательно победил в пяти супертурнирах подряд – Амстердаме (с Каспаровым), Вене, Новгороде, Мадриде и Дос-Эрманасе… Он начал 1996 год на отметке 2700, ну а в июле у него было уже 2750!

Столь мощного вертикального взлета на таком уровне в 1990-е, да, пожалуй и позже, не было ни у одного игрока элиты. Топалов демонстрировал какие-то тотальные шахматы с игрой в стиле Фишера – от первого до последнего хода, не признавая коротких ничьих и борясь за выигрыш в каждой партии, даже черными. В тот момент запас его творческой, не говоря уже о физической энергии казался попросту неистощим. Он как энержэайзер выигрывал в одном месте, едва переезжал на новое, садился за доску – и там побеждал снова. Казалось, еще совсем немного, чуть-чуть, и Веселин сокрушит всех и вся…

И тут его постигло первое большое разочарование. Как Крамник, Широв или Ананд, он с грустью обнаружил, что за исключением супертурниров его таланту, желанию попросту не в чем реализоваться. Цикл первенства мира, который десятилетиями стимулировал к росту сильнейших игроков, отсутствовал как класс. И если в 1993 году, когда сражались друг с другом ФИДЕ и ПША, их было даже слишком много, – когда у обеих организаций закончились деньги, – на этом месте красовалась зияющая пустота. Каспаров сидел в свой «исторической» башне из слоновой кости и за пять лет (с 1995 по 2000) не сыграл ни разу, а Карпов, получивший титул в подарок от Кампоманеса в 1993-м, и защитивший его в 1996-м, никуда не торопился. А новый президент ФИДЕ Илюмжинов, не сумевший, как собирался, помирить двух «К», – объявил свой знаменитый нокаут-чемпионат.

При всем уважении, для игроков, доказавших свою избранность, желавших утвердиться в этом статусе, это было совсем «не то»… Веселин еще выиграл в 1997-м в Антверпене и в Мадриде, но в Гронингене в рулетке ФИДЕ – провалился. Топалов проиграл в первом же матче: не справился с нервами, зевнул тактический удар – и вылетел от Пикета.

Этот удар для болгарина, который до этого играючи справлялся со всеми шахматными и жизненными неудачами, оказался настолько сильным… что буквально на годы выбил его из тонуса. Следующие несколько лет Веселин продолжал колесить по супертурнирам, и временами показывал в них неплохие результаты, – но от его прежней энергии и напора не осталось и следа. Его не раз спрашивали в чем дело и что мешает ему показывать прежнюю игру? Топалов только грустно пожимал плечами и честно отвечал: «Если б я знал!»

Ведь он не стал меньше работать над шахматами и не изменял своему стилю – в каждой партии смело шел на борьбу, но… «не шло». Об этом говорит хотя бы партия Каспаров – Топалов из Вейк-ан-Зее 1999 года, в которой Гарри пожертвовал две ладьи и заматовал черного короля на поле e1. «Я мог бы не принимать жертву, и тогда партия скорее всего закончилась вничью, – объяснял свой выбор Веселин. – Но мне стало интересно!»

Ему стало интересно даже оказаться в качестве тренера Пономарева на матче за титул чемпиона мира ФИДЕ 2002 года против Иванчука. Это неожиданное предложение – эту идею, конечно, подал ему Данаилов, – буквально перезапустило карьеру Топалова.

Работа в «штабе» Руслана позволила ему взглянуть на себя со стороны. Изменить свой взгляд на мир и на те перспективы, которые перед ним могли бы открыться… Ему помог один разговор с психологом. А его слова буквально запали ему в душу, и стали для него руководством к действию на много лет вперед: «Смотрю я на вас, шахматистов – каким огромным потенциалом вы располагаете, и как же бездарно его тратите, – говорил он. – Вы ложитесь в шесть утра и встаете в полдень, не следите за здоровьем, питанием, и не понимаете очевидного: нельзя ничего добиться, когда бьешь только в одну точку».

Перед ним точно открыли оконце, – и Веселин сумел вдохнуть свежего воздуха…

Он едва не стал соперником Крамника в матче за корону уже в 2004-м! После того как в отборочном турнире Brain Games, в Дортмунде-2002 прошел групповой этап, а потом в полуфинале, на тай-брейке Бареева – 3,5:2,5. И только в финальном матче споткнулся о Леко – тот находился на пике формы: убрал Широва, а потом и Веселина – 2,5:1,5.

Примерно год Топалов «приводил себя в порядок», а когда дозрел, то совершил новый, самый мощный скачок в карьере! Его выступление на, как вскоре выяснится, последнем «нокауте» в Триполи-2004 было светопреставлением. Так до него не играл никто.

В первых 10 партиях Веселин набрал 9,5 очков из 10, и был в двух шагах от короны… Ему оставалось пройти лишь Касымджанова и того, кого принесет финал. Рустам до этого не выиграл в турнире ни одного матча в классику, и явно не представлялся непреодолимой преградой для болгарина. И тут, видя очевидное благодушие соперника, Веселин решил несколько сбавить темп, отчасти изменив себе… Ничья в 15 ходов черными, а затем еще одна, уже белыми в 25, сбили его с ритма. И несмотря на все старания, к ничьей пришли две следующие партии. А в рапиде его постигла участь других соперников узбека.

После этого Топалов не только не впал в уныние – загубить такой турнир! – но совсем наоборот, он понял, что снова готов к большим свершениям! Тем более, что он оказался в матч-турнире восьми, в котором должно было разыгрываться первенство мира.

Свои права на наследие он подтвердил в двух супертурнирах 2005 года: в Вейк-ан-Зее, в котором должен был побеждать, но стал лишь третьим, а затем – в Линаресе, где смог разделить победу с Каспаровым, став последним, кто выиграл у него в личной встрече. Эта партия стала последней в профессиональной карьере Гарри, – и он словно передал в ней Веселину эстафету «олимпийского огня». От старого чемпиона – новому…

И семь месяцев спустя, в аргентинском Сан-Луисе Топалов не просто выиграл титул, на который мог бы претендовать еще в 1996-м, он разорвал в клочья всю шахматную элиту – 6,5 из 7 в первом круге! Веселин последовательно победил Леко, Морозевича, Адамса, Свидлера, Полгар и Касымджанова… Единственный, кому удалось уйти от его меча, был Ананд. Успех болгарина был настолько ошеломляющим, что отдельные конспирологи не постеснялись обвинить его в компьютерных подсказках, которые якобы делал Данаилов, регулярно появляясь в зрительном зале. Называли даже тогдашнюю лучшую программу – Rybka, типа, она предлагала те же ходы, которые делал будущий чемпион мира.

Но «узбекский след» продержался недолго, – и Топалов комфортно сделав семь ничьих во втором круге, поднял над головой огромный кубок победителя. А на следующий день после триумфального возвращения в Софию, чемпиона мира ФИДЕ принял и президент Болгарии, и парламент, и народное собрание. Ну, а после этого он и его менеджер дали огромную пресс-конференцию, на которой сообщили, что примут любой вызов!

1 января 2006 года 30-летний Топалов на 1 пункт преодолел границу рейтинга 2800. А в апреле, после победного Вейк-ан-Зее и Линареса, с 2813, на 1 пункт превысив рейтинг Каспарова, – стал официально первым в мире… Важно, что он был первым не только по рейтингу, но еще и по качеству игры. Что подтвердил новой победой – в Софии.

Этот супертурнир, который Данаилов создал специально под Топалова в 2005-м, скоро стал самым крутым и прогрессивным в мире. В нем появились и «Софийские правила», запрещавшие заключать ничью до 40-го хода; и стеклянный куб, который исключал все подозрения о подсказках, позволяя зрителям чуть ли не вплотную подойти к игрокам; и распределение призового фонда, согласно занятым местам, а не по значимости.

Топалов выиграл три первых из них – в 2005, 2006 и 2007, и дважды становился вторым – в 2008 и 2009 годах. Ну, а в 2010-м турнир заменил матч на первенство мира…

Впрочем, в 2006-м Веселин поехал играть матч на первенство мира в Элисту. Соперник его, Крамник, не играл в Сан-Луисе, но наследовал куда более ценный, «классический» титул, который добыл в матче с Каспаровым. Их поединок должен был стать частью той большой концепции по объединению титула чемпион мира, запущенной в Праге в 2002-м. Победитель должен был стать «временным» чемпионом, проигравший же – попасть в следующий чемпионский «турнир восьми», который и состоялся в Мехико-2007.

Чтобы понять, кто был фаворитом в этом матче, достаточно было взглянуть на рейтинги перед его стартом: Топалов – первый (2813), Крамник – четвертый (2743), лишь недавно поднявшийся и вовсе с девятой (2727) позиции. Данаилов и Ко были абсолютно уверены в своей будущей победе, – и продолжили бы держаться такого настроения, если бы не полный провал на старте. Оба соперника допускали много брака, но… две первые партии остались за Владимиром, – и счет в матче с раздачи стал 2-0 в его пользу.

«Думаю, что именно в этот момент болгарская сторона решила сорвать матч, – считает Крамник, анализируя последовавшие после 2-й партии события. – У них были для этого все возможности. В первую очередь, контроль над апелляционным комитетом, который мог принимать окончательные решения по любым вопросам, касающихся матча».

Данаилов заявил, что Крамнику оказывали помощь, передавая ему ходы в момент, когда он находился в своей комнате отдыха, в частности, заходя в туалет. Пока разбирали этот инцидент, вничью закончились две следующие встречи, а потом болгары потребовали… лишить Крамника комнаты отдыха и права на личный туалет! Владимир в знак протеста не вышел на 5-ю партию, и получил ноль. Скандал тут же окрестили «туалетным».

Матч был прерван на три дня, которые прошли в переговорах… Крамник, понятное дело, требовал аннулировать результат 5-й партии и вернуть ему положенную по регламенту комнату отдыха. Топалов в ответ грозился немедленно покинуть Россию. Компромисс в итоге был найден и матч продолжился, но Владимир и Веселин больше ни разу в жизни не подали друг другу руки и в целом не стеснялись своих оценок и комментариев.

Топалов первым нашел игру, – и после побед в 8-й и 9-й партиях, вышел вперед в матче из 12 партий. Крамник сумел собраться, – и реваншировался в 10-й. За ним же остался и тай-брейк – 2,5:1,5. Этот результат вдвойне расстроил Сильвио, ведь в числе уступок, на которые пошли болгары, было и место в Мехико, которое теперь доставалось Крамнику! То есть чемпион мира получал буквально все, а проигравший – дырку от бублика.

Недолго думая, болгары подали в спортивный арбитражный суд в Лозанне, – и выиграли дело у ФИДЕ. Теперь получалось, что после Мехико (где победил Ананд), матча в Бонне в 2008-м, в котором новый чемпион ФИДЕ отстоял свой титул против Крамника – 6,5:4,5, Топалов имеет право на «эксклюзивный» цикл! И… реализовал его, в финальном матче «претендентов» одолев победителя Кубка мира 2007 года Гату Камского – 4,5:2,5.

Встреча с Виши Анандом стала, пожалуй, пиком карьеры Топалова. Никто не оспаривал его победу в Сан-Луисе, но непреложные традиции шахмат требовали победы в матче. Да и титул 2005 года был «промежуточным», а теперь на кону был «настоящий».

Тот матч 2010 года проходил в столице Болгарии, первый ход сделал премьер-министр страны. Да и 1-я партия осталась за Топаловым, он выиграл в 30 ходов. Но дальше дело не пошло. Ананд сравнял счет во 2-й, а после 4-й и вышел вперед, в целом контролируя ход поединка. Но… перенервничал в 8-й, после которой счет сравнялся, и в 9-й, где ход за ходом упускал возможности для выигрыша. Решающей стала последняя, 12-я.

Безмерно уважая талант индийца в быстрых шахматах и имея белые фигуры, Топалов не видел для себя иного пути, как играть строго на победу. И… кажется, перегорел. Вместо того, чтобы искать счастья у чужих ворот, захотел поиграть «с ничьей в кармане», – и не мог не нарваться на мощную контригру от Ананда. Виши пожертвовал пешку, и заставил его короля пуститься в бегство. Увы для Веселина, это была дорога в один конец.

Проиграв эту партию, Топалов, кажется, морально завершил большую карьеру… Он дал ряд интервью, в которых утверждал, что у него в 35 уже нет былой мотивации, и что его в жизни интересуют не только шахматы. В ту пору Веско уже давно жил в студенческой Саламанке, куда специально переехал из шумной Барселоны. Там вскоре познакомился со своей будущей испанкой-женой (к ней не относится его крылатая фраза: «В жизни, в отличие от шахмат, не любая дама – королева»), а в 2013-м у них родилась дочь.

Но бросать шахматы Веселин, конечно, не собирался. Они были, есть и будут основной, вокруг которой будет вертеться все остальное… Болгарин прекрасно сыграл в турнирах серии Гран-при ФИДЕ, – и прошел в турнир претендентов-2014 в Ханты-Мансийске. Он бился в нем как лев, даже вставил шпильку Крамнику, но финишировал на 8-м месте. А двумя годами позже, когда прошел в претенденты как обладатель высшего рейтинга за 2015 год, – оказался всего лишь «стрелочником», заняв в Москве все то же последнее место, но уже не выиграв ни одной партии, а проиграв сразу пять. Полный финиш.

А еще через год, в январе 2017-го Топалов объявил о прекращении игры в официальных соревнованиях под эгидой ФИДЕ и ЕШС. Он сделал это как акт поддержки Данаилова, у которого возникли серьезные проблемы после целого рядя дисквалификаций, которым подверглась возглавляемая им болгарская федерация со стороны бывших друзей.

Впрочем, в качестве «легенды шахмат» и игрока, четверть века не покидающего «клуб 2700», он как Ананд или Иванчук, по-прежнему остается желанным гостем в Шамкире и Сент-Луисе, Гибралтаре и Абиджане. И, конечно же, у себя дома, на Саламанке…

На вопрос, достиг ли он всего, о чем мечтал в шахматах, Веселин однозначно отвечает: «Да!» Жалеет ли он о чем-то, что совершил за годы своей карьеры в них – «Нет!»

Источник: sports.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.